Александр Мотыль
Американский историк украинского происхождения, политолог, профессор
16.11.2015
1696
2

Как запад пытается быть моральным и прагматичным одновременно

Мы все хорошо знакомы с Оруэлловской логикой Владимира Путина. Согласно ей, мир - это война, интервенция - это "невмешательство", демократия - это фашизм, а фашизм - это демократия.

Мы все хорошо знакомы с Оруэлловской логикой Владимира Путина. Согласно ей, мир - это война, интервенция - это "невмешательство", демократия - это фашизм, а фашизм - это демократия.

Как правило, мы не ожидаем столь же причудливых этических или логических стандартов со стороны западных комментаторов. И вcе же, они время от времени звучат, особенно в отношении Путина, России и ее войны в Украине.

20 октября, профессор Марк Галеотти из Университета Нью-Йорка утверждал, что "Запад потерял право читать лекции Путину". По словам Галеотти:

- Это не просто критика вроде "сам ты дурак", классический трюк, который позволяет отвечать на обвинения, обвиняя противника в реальных или возможных недостатках. Скорее, отмечается, что Вашингтон ищет свой кусок пирога и хочет съесть его. Он может выбрать внешнюю политику, основанную на моральных принципах, или геополитический прагматизм.

Сейчас выглядит так, что он выбирает действовать прагматично, но думать морально. Таким образом, Путина действительно можно считать не просто антагонистом, а аморальной личностью.

Но осуждать путинскую Россию на моральных принципах, не ведя себя безупречно морально самому - опасно и глупо ... это просто приведет к отчуждению Москвы, подорвет доверие к Западу, и создаст ряд абсолютно ложных домыслов, на которых будет базироваться политика.

Путин просто безжалостно эксплуатирует и расширяет предыдущий опыт, уже накопленный Западом

Неудобная правда в том, что в Сирии, как и во многих других моментах, Путин просто безжалостно эксплуатирует и расширяет предыдущий опыт, уже накопленный Западом.

Мнение Галеотти относительно выбора в политике исключительно между "чисто моральными принципами" или "геополитическим прагматизмом", является абсурдной. Факт в том, что западная демократия действительно пытается объединить оба принципа; однако они не просто "действуют прагматично, но думают согласно морали". Но западной демократии не удается объединить эти два принципа так часто, как ей того хотелось бы. Однако стопроцентный успех не является задачей. На самом деле, это попытка быть одновременно и прагматичным и моральным. Но это далеко не легкая миссия.

В этом отношение, западные демократии принципиально отличаются от авторитарных диктатур, фашистских государств и автократии, каковой является путинская Россия. Путин не делает никаких усилий, чтобы объединить мораль с прагматизмом. На самом деле, он крутит моралью так, как ему нужно для достижения своих целей. Совесть, таким образом, невозможна в искаженной нравственной вселенной Путина, тогда как она встроенное в саму ткань западной мысли. Когда Запад критикует других за их злодеяния, он эффективно критикует себя. Несмотря на то, что Запад часто лицемерит, его лицемерие является свидетельством того, что у него есть этические нормы, даже или особенно тогда, когда он их нарушает. В результате, Запад не просто имеет право критиковать Путина: он обязан делать это.

Несмотря на то, что Запад часто лицемерит, его лицемерие является свидетельством того, что у него есть этические нормы

Доведите аргумент Галеотти к своему логическому завершению, и вы поймете, что никто, кроме святых, не смеет высказать этические сомнения по поводу чего-либо или кого-либо.

Еще более странные стандарты найдены в комментариях Леонида Бершидского, обозревателя Bloomberg, который считает, что недавно опубликованный "Доклад аварии MH17 показывает, что ни одна из сторон не была невиновной". По его мнению, в то время как верно то, что "ракета Бук, которая уничтожила самолет, должна была быть запущена с территории, которую контролировали повстанцы", Украина "не выполнила своих обязанностей, позволяя пассажирским самолетам летать над зоной конфликта". "Конечно, - говорит Бершидский, - нельзя сравнивать использования оружия и непредоставление защиты путем закрытия воздушного пространства, неудобная правда в том, что обе стороны в конфликте были явно некомпетентны".

Простите, что? Повстанцы или россияне совершили тяжкое преступлении умышленно сбили самолет, и это просто некомпетентность? Даже если они считали, что это был военный самолет - что было маловероятным, учитывая высоту, на которой MH17 летел - то, что они сознательно решили его сбить является фактом. Между тем, украинцы не могли себе представить, что "повстанцы" или россияне на самом деле будут сбивать пассажирский самолет, и они также являются некомпетентными, как сепаратисты или россияне, которые на самом деле совершают преступления?

Компетентность или некомпетентность не является проблемой здесь, как и не является проблемой в любом преступлении. Имеет значение только ответ на вопрос: было ли преступление и кто это сделал? И ответы на оба вопроса: да, преступление было совершено, поскольку самолет был намеренно сбит, а россияне, или их доверенные лица, выпустили ракету, которая уничтожила самолет.

Если следовать вышесказанной логике, то нужно также обвинять пилота MH17 и его пассажиров, которые так же были некомпетентными и, следовательно, косвенно причастны. Ведь только некомпетентный решит летать над зоной войны, правда? Ведь только некомпетентный направит самолет над нестабильной территорией?

Вопросы такие же неприличные, как и моральные устои Путина и его апологетов.

Текст публикуется с разрешения автора

Перевод Gazeta.ua

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Геннадий Друзенко Международный юрист
Владимир Горбач Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества
Виктор Вовк Общественно-политический деятель
Виктор Бобыренко Политолог
Ярина Матвийчук Журналист Украинской службы "Голоса Америки"
Погода