На смену культуре исповеди пришла культура психоаналитиков. Началась другая игра

Наше хрупкое бытие таково, что ответственность никогда не может быть абсолютной

Уход культуры исповеди, которая являлась нормой для европейской христианской цивилизации многие столетия, является очень важным подземным трендом нашего бытия. Культура исповеди давала право на слабость. Идеальная роль священника-собеседника – не столько осудить, как простить.

На смену культуре исповеди пришла культура психоаналитиков и терапевтов. Это немного другая игра: сам приход к ним означает, что ты вступаешь в отношения болезнь vs здоровье, в которых ты должен нырнуть в здоровье, в силу - в то время как культура исповеди предполагает, что определенный момент ты можешь нырнуть в свою слабость и тебе за это ничего не будет. Вернее, будет прощение.

Психоаналитик не может отпустить тебе твоих грехов, он может тебе только помочь, то есть, в конце концов, он признается в своем бессилии и в своем безвластии. Культура исповеди, вероятно, патриархальная и иерархическая, но она отвечает давней глубинной человеческой потребности иметь моменты, когда ты снимаешь с себя ответственность. На время – но полностью.

Чем больше на человеке ответственность – тем больше ему хочется иногда превратиться в младенца

Наше хрупкое бытие таково, что ответственность никогда не может быть абсолютной. Мы часто нуждаемся в ситуациях, когда можем отпустить себя. Поэтому наши политики ходят к мольфарам, а криминал бежит в церковь – они не могут справиться с грузом, которое ложится на их плечи. Чем больше на человеке ответственность – тем больше ему хочется иногда превратиться в младенца.

Текст является постом автора на Facebook и не написан специально для Gazeta.ua. Перепечатывается с согласия автора.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи