РФ сделала язык оружием в гибридной войне

Почему от русского в Украине гораздо большей угроз, чем пользы

Большую часть текстов я до сих пор пишу "трофейною мовою", как я называю русский. "Спасибо товарищу Сталину": мальчик-кырымлы родился не там, где должен был, и прожил много лет в стране, которую, как и вся его родня, не считал родной. Я вже майже вільно пишу, читаю та спілкуюся українською, без допомоги онлайн-перекладача, але все одно — точніше, змістовніше, образніше й красивіше я "гаварю па-русскі". Це факт. Також я не в змозі до кінця позбавитися московської вимови, і це вже, мабуть, неможливо — запізно. Это мой личный и профессиональный минус, но так уж есть. А рефлексировать желания и времени нет. Когда как часть гибридной войны идёт моя — информационная, и конкретно я в ней эффективнее бью врага отобранными у него оружием, стесняться/философствовать нечего, надо продолжать бить.

Исходя из сказанного выше, мне не кажется нужным спорить с министром внутренних дел, тем более делать это заочно. Текст, который вы читаете, это не полемика с ним. У каждого свой жизненный путь, опыт. И своя точка зрения, которая в данном случае уж точно не повод для 1001-го за год всеукраинского "срача" під час (як я люблю цю природну, не гумову українську!) угрозы широкомасштабной войны. Один на один говорить об этом, может, и интересно, но из публичного "обмена мнениями" в сетях у нас что-то на пользу Украине редко выходит. Субкультура "срачей" на глазах у довольного врага — мне такое точно не близко. Да и филолог из меня так себе, строчка в дипломе тамбовского журфака... ну, то таке. Поэтому я скажу лишь то, что как человек, всю жизнь работающий со словом, знаю наверняка, не вступая и не закликая до кривавих мовних дискусій.

Профессор считал актуальный "русский" уродливым плодом имперского официоза, совкового двоемыслия и ещё каких-то моральных извращений. Поставил цель жизни — отделить от мусора мёд

Главное по теме, что я помню из молодости, — это идея реформации (реновации) языка авторства знаменитого в 1990-х профессора-филолога из Тамбова, с которым я имел дела по работе. Тот профессор был по-хорошему одержимым — фанатом русского языка. Но не того, которым писала газета "Правда", говорил "Маяк" и штамповались высокохудожественные доносы. Актуальный "русский" профессор ненавидел гірше за будь-якого русофоба. Он считал его уродливым плодом имперского официоза, совкового двоемыслия и ещё каких-то моральных извращений, которые я уже и не вспомню — так много времени прошло. Плодом, кроме прочего, почти до смерти отравленым неестественными словарными и фразеологическими заимствованиями. Языком, в котором остался критичный минимум изначального и естественного. Профессор считал его чем-то вроде бочки мёда с ведром помоев и, будучи идеалистом-романтиком, поставил себе цель жизни — отделить от мусора мёд.

Тогда у власти был ранний Ельцин, демократия, все дела, и многое казалось возможным. Но даже тогда я не верил в успех настолько безнадёжного дела. Профессор умер до того, как этого не случилось, потому что случиться не могло. И объясняется это просто: уродское государство-носитель словарного суррогата не только не изменилось к лучшему, но и после считанных лет свободы стало аморальнее всех своих предыдущих версий. И именно этим своим "русским" имперским оно продолжило — без преувеличения — воевать, захватывать, убивать, как и века до того. Только теперь, в гибридной войне, поражающая сила "говорящего" оружия значительно увеличилась.

Через "общепонятный", рефлекторно затекающий в уши сотням миллионов людей, русский рейх эффективно сносит людям, — и своим, и чужим — мозги

Первым делом через "общепонятный", рефлекторно затекающий в уши сотням миллионов людей, русский рейх эффективно сносит людям, — и своим, и чужим — мозги. После и во время чего идут в ход миномёты и автоматы. "Русский язык", как и "объединяющая русская культура", как и "великая (по факту — с чего бы?) литература" — это, как бы нам того ни хотелось, не оторванные от людоедской сути России и от реальной войны понятия. Для меня, самого русскоязычного, это — надписи на танках. А если ещё точнее, всё это — та ментальная матрица-носитель "русского мира", по которой чудовищная ложь и культ силы распространяются на весь мир. И она, как рак здоровые клетки организма, заставляет человечество перерождаться.

"Русский" — это скорее антиязык, альтер эго языков свободных народов. Всех, включая славянские. Так он построен, такой у него искривлённый веками рабства скелет

Но я не совсем про это сейчас хочу сказать, вернусь к филологии. На мой взгляд, актуальный "русский" может казаться по некоторому созвучию "слобожанским" разве что с Украины. (Говорю это как человек, похоронивший годы жизни в той стране.) Насправді ж він не є таким, бо мови не існують у відриві від обществ. "Русский" — это скорее антиязык, альтер эго языков свободных народов. Всех, включая славянские. Ну, вот так он построен, такой у него искривлённый веками рабства скелет. Это — процитирую мертвого профессора — "не язык людей".

И если (правда, непонятно, зачем, раз самим "русским" это не нужно) отделить каким-то запредельным чудом мёд от мусора, то как раз, возможно, и получится "слобожанский". Как географический подвид украинского, а не отдельный, тем более не "русский" язык. Тогда вообще о чём тут и главное — зачем — спорить/говорить?

И последнее. Про большой русскоязычный телеканал для украинской контрпропаганды (как я понял министра — за рубежом). Кто бы спорил, что он нам нужен. Как и англо-, франко-, испано- и арабоязычный... Але є одне але. Точнее, есть обоснованное фактами опасение, что при медиа- и прочих менеджерах, назначенных действующей властью на посты, которые им по их способностям/патриотизму лучше не занимать, из хорошей идеи выйдёт очередной телеканал "ДОМ".

Эфир "ДОМа" — это в основном взятые с ютуба советские фильмы про войну и рабоче-похмельные будни русских трудящихся. Плюс дешевые постсоветские сериалы

Кому интересно — можете сами посмотреть, что транслирует это чиновничье телеизделие жителям оккупированных территорий. Могу пересказать коротко. Эфир "ДОМа" — это в основном взятые с ютуба советские фильмы про войну и рабоче-похмельные будни русских трудящихся. Плюс дешевые постсоветские сериалы. И всё это удовольствие, вся эта широкая русская отдушина для ОРДЛО — за 350 миллионов украинских денег в год. Как журналист и информационный редактор с 33-летним стажем я, скажем так, не уверен, что круглосуточно смотреть "мыло", войну с немцами и бытовую пьянку — это именно то, что нужно для эффективной украинской контрпропаганды. А других композиторов, как говорил, опять же, упомянутый выше Сталин, у нашей власти, похоже, нет.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Павел Кухта Руководитель по политическим вопросам Киевской школы экономики
Вадим Денисенко Исполнительный директор UIF
Юлия Дукач Аналитик проекта по дезинфомониторингу Texty.org.ua
Дмитрий Ярош Командующий Украинской добровольческой армии