Валерий Пекар
Общественный деятель, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы
08.05.2020
1221

Если Зеленский устал от штиля, Саакашвили устроит ему шторм

Реформы делают не люди. Реформы делают институты

Что я думаю о Национальном совете реформ? А я таки что-то думаю, потому что был членом этого совета в 2014-2016 годах (как раз тогда, когда он активно работал).

Сначала немного истории. Национальный совет реформ был создан тогда, когда, во-первых, цели и стратегии ключевых реформ еще не были ясны. Во-вторых, тогда был сложный коалиционный парламент и частично коалиционное, частично профессиональное (то есть достаточно независимое) правительство. Национальный совет реформ был задуман как коммуникационная площадка, где могли встретиться президент со своей командой, парламент в лице руководителей фракций коалиции (напомню, на тот момент их было 5) и главы ключевых комитетов, правительство в лице премьера и министров, а также Национальный банк, независимые регуляторы и агентства, ключевые бизнес-ассоциации, избранные представители гражданского общества и приглашенные секторальные эксперты. Не было никакой другой площадки, где все эти люди могли встречаться и обсуждать конкретику реформ. Не было никакой другой площадки, где это можно было делать без камер, - а значит, без игры на публику, без популизма.

С начала 2015 до конца 2016 года состоялось почти 30 заседаний НСР - в среднем раз в месяц, иногда два раза. Каждый раз это было тщательно подготовлено. Каждый раз было достаточно жарко. Основная идея заключалась в том, чтобы по каждой конкретной реформе проговорить все ключевые параметры и получить личные подтверждение от политических лидеров, парламентских фракций за это голосовать.

Национальный совет реформ был задуман как коммуникационная площадка

Сейчас ситуация другая. Во-первых, практически со всеми реформами достаточно высокая ясность, что и как делать. Проблема в другом: некому делать, а народ и олигархи не хотят перемен. Во-вторых, сейчас в парламенте формально есть однопартийное большинство, есть сформированное им правительство, есть невиданная концентрация власти. Кто, с кем и о чем будет говорить на Национальном совете реформ?

Ситуация 2014-2015 года характеризовалась микроменеджментом президента Порошенко, его желанием влезть во все детали, лично все контролировать и взять на себя за все личную ответственность, а также его противостоянием с другими фракциями коалиции (кстати, за все это его постоянно критиковали). В такой ситуации НСР был идеальной площадкой.

Нынешняя ситуация характеризуется отстраненностью президента Зеленского и его желанием переложить ответственность на кого-то другого, а также концентрацией власти в однопартийном большинстве. В такой ситуации существование НСР противоречит глубинным желанием президента.

Теперь перейдем к исполнительному комитету НСР. Судя по указу президента, это выглядит как альтернативное правительство, но без полномочий. Представим себе, что исполком разработал хороший реформаторский законопроект и принес его в парламент. Во-первых, исполком не является субъектом законодательной инициативы, следовательно, придется вносить законопроект как президентский или договариваться с отдельными депутатами. Во-вторых, как собрать голоса, если президенту не удается собрать голоса даже своей фракции?

Выглядит как альтернативное правительство, но без полномочий

Или исполком разработал проект хорошего реформаторского постановления Кабинета министров. И принес его в Кабмин. Нетрудно представить себе дальнейшую судьбу этого документа.

Подытожим. Если создано новую коммуникационную площадку, то кто с кем будет на ней коммуницировать? Президент с собственной фракцией? Так у них и так нет проблем встретиться. Если же это альтернативный штаб реформ, то у него не будет полномочий, но будет ненависть со стороны других центров власти (в новейшей украинской истории уже бывало противостояние между правительством и СНБО, например). Если со стороны президента Зеленского это способ взять на себя личную ответственность за реформы, то такая возможность у хозяина однопартийного большинства и однопартийного правительства неоднократно уже была, и для этого нет смысла создавать что-то новое. Если со стороны президента Зеленского это способ снять с себя ответственность, то тогда лучше бы ему не являться на заседания НСР, где, например, встретятся Михеил Николозович и Арсен Борисович (с детства отношусь к обоим с большим личным уважением), или же, возьмем простой пример, профильный министр и глава профильного парламентского комитета, испытывают друг к другу нескрываемую ненависть.

Реформы делают не люди. Реформы делают институты. Люди важны, но способны лишь тогда, когда имеют в руках институты. Ни одна новообразованная структура не сможет заменить парламент и правительство. Нельзя взять хорошего человека и дать ему полномочия, которые противоречат Конституции. А если взять хорошего человека и не дать ему полномочий, то это пшик.

Нельзя взять хорошего человека и дать ему полномочия, которые противоречат Конституции. А если взять хорошего человека и не дать ему полномочий, то это пшик

Саакашвили как мощная политическая и медийная фигура не удовлетворится пшиком. Значит, будут многочисленные конфликты - с премьер-министром, с силовым блоком правительства, с экономическим блоком правительства, с парламентом во всех ипостасях.

Если президент Зеленский устал от штиля и хочет шторм - он его получит.

Оригінал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Майкл Дракман Директор Международного республиканского института в Украине
Дарья Лазарева Эксперт отдела климата и транспорта ОО "Екодия"
Юрий Николов Соучредитель издания "Наші гроші"
Брайан Уитмор Старший научный сотрудник Atlantic Council
Иван Сидор Священник, секретарь-референт Киевской епархии ПЦУ