Каждый, кто говорит про "новый Майдан" – душевно больной

Кровь пролилась. И в песок она не ушла

Пять лет назад - в эти самые дни, я выбрал свою сторону. До того, как власть стала в открытую убивать людей, вышедших на протест, я писал о примирении, терпимости, призывал к гуманности. Мне казалось абсурдным убийство украинцев украинцами. Невозможным. Я помнил Оранжевую революцию - ни одного убитого, ни одной сгоревшей машины, ни одной разбитой витрины.

Но я помнил и другое.

События 2004-2005 года и последующей откат, смена Януковича на Януковича при активном участии Ющенко и Тимошенко, зарядили меня скепсисом и недоверием к любым проявлениям "уличной власти". За благородными порывами вышедших на площади людей, всегда стоят отнюдь неблагородные выгодополучатели, наивное стремление к справедливости протестующих, заканчивается банальным перераспределением денежных потоков для так называемых элит.

Я не был, как пишут, адептом Майдана. Я считал и считаю, что любая революция - зло. В те месяцы я заканчивал работу над "1917" и наглядно видел общие моменты событий, тенденции и исторические совпадения. И я искренне надеялся, что кровь не прольется, хотя понимал, что...

В общем, кровь пролилась. И в песок она не ушла. Есть вещи, которые нельзя забывать и прощать власти. Украинцы убивали украинцев. Легко. С удовольствием. Это не было тяжелой необходимостью. Это была охота. Кайф. Праздник вседозволенности.

Не я выбрал сторону - сторона выбрала меня. Порядочный человек не может иметь ничего общего с таким зверьем

И тогда меня пробило. Не я выбрал сторону - сторона выбрала меня. Порядочный человек не может иметь ничего общего с таким зверьем.

Потом был расстрел на Майдане. Финальная точка противостояния. Пока еще внутреннее дело.

Потом был Крым - и внутренне дело превратилось во внешнюю агрессию. Маски слетели.

Потом поехали на Восток российские эмиссары с задачей расколоть и поджечь.

Потом подняли голову сепары, и соседушка с наслаждением плеснул на угольки бензинчиком.

И выбирать стало нечего от слова "совсем".

Человек, который поддерживает внешнюю агрессию против своей страны, для меня - преступник. Я не сочувствую сепаратистам и прочим "советским", их действия - предательство.

Я не сочувствую сепаратистам и прочим "советским", их действия - предательство

Мне может нравиться или не нравится нынешняя власть, но это наши внутренние дела, мы сами с ними разберемся.

Главное, чтобы украинцы больше не убивали украинцев, как это произошло 5 лет назад. Каждого, кто сейчас пытается говорить про "новый Майдан" в свете нынешних выборов, я считаю душевно больным. Сегодня мы участвуем в демократическом процессе, со всеми его издержками и слабостями. Именно для того, чтобы у нас были выборы, а не преемники и имитация выбора, люди вышли на площади и были убиты озверевшей властью.

Именно за свободу выбирать путь умерли люди на Майдане. Не за власть. Не за лидеров, которые вовсе и не лидеры. За право быть свободными в своих решениях. За независимость от Кремля.

Помните о жертвах и о целях.

Не дай Бог, чтобы пришлось повторить.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Майкл Дракман Директор Международного республиканского института в Украине
Дарья Лазарева Эксперт отдела климата и транспорта ОО "Екодия"
Юрий Николов Соучредитель издания "Наші гроші"
Брайан Уитмор Старший научный сотрудник Atlantic Council
Иван Сидор Священник, секретарь-референт Киевской епархии ПЦУ