Чи ти спиш українською?

Украинское государство превращается в уютный уголок России

То, которой активной была реакция на один из самых литературных постов Юрия Андруховича, свидетельствует, что Андрухович действительно великий писатель. И не только потому, что многим хочется побыть - пусть и путем отрицания и пренебрежения - рядом с ним. И не потому, что написанное им становится фактом реальности, который превращается в личное приключение читателя. Просто ему присуще непостижимое свойство, которое является самой высокой функцией не развлекательной литературы - почувствовать, что происходит в гигантской сфере неописуемого и через несколько образов высказать эти пугающие чувства, найти необратимую последовательность слов, которая открывает краны к подземным водам. Назвать проблему, которую нельзя отрицать, перекричать, заговорить, разочаровать. Которую можно только либо принять, либо вытеснять.

И проблема эта - как и текст писателя - многоэтажная.

Ясно, что туристы - только интродукция, повод, натуралистическая зарисовка, мелочь, мучительная, но мелочь. Туристы всегда чужаки, какими бы они ни были. Между туристами и местными есть специальные отношения взаимных пренебрежения и заискивания. Где бы это ни было. И несмотря на отдельных вдумчивых туристов и чрезвычайно гостеприимных принимающих. А в нынешние времена тем более - когда туристика стала массовой, когда основная масса туристов перестала быть исследователями, а стала обычными животными потребителями. К ним вообще бесполезно обращаться через литературные тексты. Если бы те мыслящие интеллигенты, которые взялись возмущаться за оскорбление таких туристов, в момент возмущения представили себе тех, за кого запереживали, то, наверное, не написали бы ни слова в защиту, так как сами же хорошо знают, что это за публика, сами с такими мучаются.

Ясно также, что российские туристы - говорю российские, чтоб не отягощать этим фальшивым покручем "русскоязычные", ведь туристов всегда идентифицируют по языку - особенные. Не только в Карпатах и ​​во Львове, а в целом нерусском мире. Если коротко - их сразу видно-слышно, и нет даже необходимости спрашивать, откуда они. Чистота стиля. Уникальная частота громкости. Где мы - там наше.

Поэтому названная проблема глубже. Она заключается в том, что российские туристы в Карпатах называют себя украинцами, которые ездят себе по разным регионах своей страны и считают, что их не должны воспринимать как чужих. И здесь вылазит еще один уровень действительности. Навязчивая экспансия такой модели Украины, в которой россияне также являются украинцами. В которой российская Украина является суперовой Украиной, и так должно быть, поскольку к тому идет, и нельзя строить заборы и границы.

Но еще глубже правда такова, что есть люди, которым от такой модели больно. Есть люди, которых такая перспектива вовсе не устраивает. Есть люди, которым все рациональные и материалистические аргументы ничего не говорят. Они, возможно, архаичные, но они переживают за чистое бытие, то есть, о языке.

Не территория, сувениры, символы и атрибуты, не образование и идеологии являются определяющими. Определяющим является строение мозга, которое зависит от подсознательного пребывания в языке

Они знают, что не территория, сувениры, символы и атрибуты, не образование и идеологии являются определяющими. Определяющим является строение мозга, которое зависит от подсознательного пребывания в языке.

Всем, кто апеллирует к пользе интернационализма, следует понимать, что есть вещи, которые не касаются пользы. Стоит осознать, что русский язык является не просто чужим. Он является языком насилия. Его конструкции, именно его звучание может вызвать кошмары. Как у жертвы изнасилования звучания речи насильников вызывает в лучшем случае вагинизм. Украинский Запад еле научился совместной жизни со своими давними руссиянами. И тут такое нашествие. И такая концепция. И под вывеской украинского государства. Достаточно представить себе такую ​​фрустрацию. Единственное в мире украинское государство превращается в уютный уголок России. При этом насильники, которые избежали суда, убегают от своей вины, взывая о помощи - что им здесь что-то угрожает.

Итак, проблема такая: в зависимости от языка существует две Украины, которым никак не стать родными. Ради своего выживания обе Украине делают и будут делать то, что дает им возможность выжить. Выжить их космосу, выжить их языку, выжить свойственному им бытию.

Кстати, очень некорректно прикрываться российскими гражданами Украины, которые эту Украине защищают от той России. Они защищают свою Украину, в которой им хорошо, в которой они не согласны с остальной Россией, но защищают свой российский филиал. Так уже бывало. Английские американцы также упорно воевали за независимость от Англии. И в их англоязычной Америке совсем не шла речь об американских американцах, о индейцах.

И еще одна причина агрессивности. Украинские россияне понимают, что несмотря на весь комфорт, им всегда будет не хватать того ненамацального, что делает удобную территорию до конца своей. Даже если затлумиты последнего носителя украинского языка, им на этой земле никогда не будут сниться сны на украинском.

Оригинал - на сайте "Збруч"

Перевод Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

4

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Геннадий Друзенко Международный юрист
Владимир Горбач Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества
Виктор Вовк Общественно-политический деятель
Виктор Бобыренко Политолог
Ярина Матвийчук Журналист Украинской службы "Голоса Америки"
Погода