Михаил Гончар
Эксперт по энергетическим вопросам, президент "Центра глобалистики"
23.11.2016
660

Единство Европы в энергополитике умерло

Октябрьское решение Еврокомиссии относительно разрешения Газпрома развернуть до уровня 90% использования газопровода OPAL (суходольное продолжение "Северного потока") на территории Германии вызывает все более негативную реакцию как в Украине, так и в Европе

Первой отреагировала польская сторона. Национальная нефтегазовая компания Польши PGNiG заявила, что она будет судиться с ЕК. Реакция украинской стороны - МИДА и президента - также была резкой. НАК "Нафтогаз Украины" еще до принятия официального решения Еврокомиссией указал на его негативные последствия и потери для Украины.

Решение принято. Какие его фундаментальные последствия для ЕС и Украины?

1. Это мощный удар по созданию Энергетического Союза, инициированного Польшей, как механизма энергетической солидарности стран ЕС. Этот союз теряет смысл, когда не соблюдаются базовые принципы энергетического законодательства, когда игроку за пределами ЕС, который тотально и грубо игнорирует международное право, включается зеленый свет для дальнейшей газовой экспансии. "Единый голос" ЕС во внешней энергетической политике умер, так и не родившись. В энергетические отношения между странами-членами ЕС вносится дополнительный потенциал недоверия.

"Единый голос" ЕС во внешней энергетической политике умер, так и не родившись

2. Решение ЕК прокладывает путь для похожего решения или "умывания рук" Брюсселем по поводу проекта "Северный поток – 2".

3. Данное решение подтверждает предположение о том, что Германия стремится вернуться к обычному бизнесу с Россией, игнорируя, что агрессия РФ против Украины продолжается, Россия удерживает оккупированные территории на Донбассе и Крым. С целью возвращения к традиционным бизнес-отношениям, хотя торговля газом никак не пострадала от санкций ЕС, Германия проталкивает выгодные ей и ряду ориентированных на Москву стран, решения.

4. Это неслыханный удар по авторитету Еврокомиссии, поскольку Брюссель оказался в роли своеобразной "печати" в руках Берлина на решении немецкого регулятора, которое абсолютно игнорирует интересы других стран-членов, в частности, Польши. Это подтверждает, что Германия трансформирует общие интересы ЕС под свое видение и интересы и все больше возвышается над другими.

Германия трансформирует общие интересы ЕС под свое видение, свои интересы и все больше возвышается над другими

5. Действия ЕК способны нанести вред Украине, как в денежном измерении – потеря поступлений от транзита, так и в плане взаимного доверия и осуществления реформ европейского образца, базирующихся на энергетическом законодательстве ЕС, которое Украина имплементирует.

Посмотрим внимательнее на последнее. Статья 274 "Сотрудничество в сфере использования инфраструктуры" Соглашения об ассоциации важна тем, что в секторе энергосотрудничества обязывает стороны - не только Украину, но и Евросоюз и его институты – согласовывать друг с другом планы, программы, проекты и учитывать потенциал при реализации тех или иных проектов.

В контексте решения ЕК по OPAL она должна была принять во внимание то, что украинская газотранспортная система имеет почти 50-процентный профицит мощностей для того, чтобы обеспечить дополнительные прокачки газа европейским потребителям. Если бы этих мощностей не хватало, тогда логично, ЕК должна принять соответствующее решение для расширения объемов поставок Газпрома.

Еврокомиссия же вдруг "забыла" положение им же выпущенных в феврале 2015-го и 2016-го годов документов, посвященных формированию Энергетического Союза "Energy Union Package. A Framework Strategy for a Resilient Energy Union with a Forward-Looking Climate Change Policy" и "Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council concerning measures for safeguard of gas supply and repealing Regulation (EU) №994/2010". Они предусматривают запуск обновленного стратегического энергетического партнерства с Украиной. Решение ЕК по OPAL отнюдь не способствует не только обновлению стратегического партнерства, но и не соответствует этому понятию как таковому.

Украинская сторона должна предупредить "гибридных друзей" из Брюсселя о том, что снимает с себя любую ответственность по обеспечению стабильности транзита газа в ЕС

Украинская сторона должна предупредить "гибридных друзей" из Брюсселя о том, что снимает с себя любую ответственность по обеспечению стабильности транзита газа в ЕС. Поскольку в условиях, когда Газпром будет больше использовать не украинский маршрут, а систему Nord Stream – OPAL в контексте принятого ЕК решение, то украинская ГТС технологически может оказаться в режиме нестабильного функционирования - Газпром не будет обеспечивать должного давления, как это было летом этого года.

"Укртрансгаз" покрывал низкое давление на выходе из российских труб своим газом, чтобы не нарушить существующие технические условия на транзит газа и его передачу европейским потребителям на исходных пунктах. При этих обстоятельствах, при таком решении ЕК, украинская сторона должна полностью снять ответственность и переложить ее на Еврокомиссию. Тем более, Нафтогаз не является третьей стороной в двусторонних контрактах между Газпромом и его европейскими клиентами.

ЕК создает для российского монополиста легальную предпосылку для манипулирования направлениями и объемами поставки газа в Европу

Своим решением ЕК по сути создает для российского монополиста легальную предпосылку для манипулирования направлениями и объемами поставки газа в Европу, что способно повлечь дополнительные турбулентности на газовом рынке ЕС. То есть речь идет о Статье 276 "Сбой в поставках" Соглашения об ассоциации. Там четко указывается, что "операторы системы передачи предпримут необходимые меры для того, чтобы... а) минимизировать риск случайного прерывания, сокращения или остановки транзита и транспортировки". Решение ЕК повышает эти риски, поскольку "Газпром", сократив поставки в ЕС до минимальных уровней, как это он уже делал в И квартале 2015 года, чтобы предотвратить реверсные прокачки в Украину, может дестабилизировать и вызвать нестабильный транзит или его прерывания. Конечно, ответственность будет через массированную пропаганду возложена на украинскую сторону.

Хотя, в данной статьи есть п. 3, который четко фиксирует, что сторона не несет ответственности за прерывание или сокращение поставок в результате действий третьей страной или лицом, которое находится под контролем или юрисдикцией третьей страны. Но, как показывают события 2009 года, Еврокомиссия не способна оперативно определить инициатора злонамеренных действий.

Собственно, неспособность или нежелание Брюсселя официально "вынести вердикт" тому, что произошло в январе 2009-го – Украина прервала транзит или Россия прекратила поставки – и призывает российскую сторону к повторению кризисного сценария. А он ей необходим как последний аргумент, чтобы убедить ЕК в необходимости дать согласие на "Северный поток – 2". Украина, мол, ненадежное транзитное звено.

Решение Еврокомиссии подрывает реформу нефтегазового сектора Украины

Также решение Еврокомиссии подрывает реформу нефтегазового сектора Украины, в частности, в части анбандлинга Нафтогаза. Решение способствует снижению транзита через украинскую ГТС, а если в этом контексте ЕК еще и согласует вопрос Nord Stream – 2, то оставит нашу ГТС без транзита и 2 млрд долл. поступлений. То есть ГТС, которая выделяется в отдельное предприятие из состава Нафтогаза, будет убыточным априори.

Украинская сторона должна рассмотреть опцию о приостановлении реорганизации Нафтогаза, которое приведет к убыткам. Нужны срочные консультации с ЕК. Если комиссия примет решение о компенсации Украине потерь от предоставленного Газпрому разрешения на максимизацию использования OPAL, то можно будет вести речь о дальнейших шагах.

Удивляет, что ЕК сосредоточилась преимущественно на обеспечении комфортности Газпрома на рынках стран ЕС, и упорно не замечает других возможностей, которые соответствуют фундаментальному принципу диверсификации источников, путей и поставщиков.

Например, не требует от РФ разблокировать транзит природного газа из Центральной Азии в Европу через Украину. ЕК не ставит вопрос о возможности закупать газ у независимых его производителей в России. Не делается шагов на создание привлекательных условий импорта СПГ из США, первые пилотные поставки которого уже стартовали в этом году. ЕК не уделила должного внимания польско-норвежскому проекту Northern Gate, по которому газ из Северного моря может поступить в Польшу и другие страны Центральной и Восточной Европы. Все это не в поле внимания ЕК.

При таком подходе Украине и Польше стоит скоординировать свои действия против Еврокомиссии. Показательным станет, будут ли готовы поддержать Польшу ее партнеры по Вышеградской группе и по "группе 10-ти" - стран-подписантов известного обращения к ЕК против проекта "Северный поток-2".

В обстоятельствах крайне неоднозначных процессов в ЕС, ослаблении его институтов, Украина должна определить глубину интеграции, чтобы не создать – в случае продолжения негативных тенденций в ЕС – дополнительных чрезмерных зависимостей. Позитивная в основе своей польская идея Енергосоюза в рамках ЕС практически обречена на фиаско. В условиях диктата сильных членов ЕС и игнорирования ими интересов и протестов слабых, она станет копией уже созданного в 2005 году тем же ЕС Энергетического сообщества – такой же слабой и неэффективной.

Поэтому, Киеву и Варшаве стоит перейти в режим жесткого диалога с ЕК в энергетической сфере, чтобы предотвратить возможные потери от безответственных действий Брюсселя.

Публикуется с разрешения автора

Оригинал - на сайте Центра исследования армии, конверсии и разоружения

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Антон Мороз Специалист по социальной работе ОО "Форпост"
Ираклий Джанашия Эксперт по вопросам национальной безопасности и обороны Украины в UIF
Наталья Лелюх Врач акушер-гинеколог
Остап Ярыш Журналист украинской службы "Голоса Америки"
Наталья Дьячкова Директор юридической компании "Скарга"
Погода