понедельник, 20 февраля 2012 18:31

"Феменка": "Если голый протест станет привычным, мы достигнем цели"

"Феменка": "Если голый протест станет привычным, мы достигнем цели"

16 февраля Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении активисток украинского женского движения FEMEN за их действия во время акции возле посольства Индии. Уголовное дело возбудили за хулиганство и публичное надругательство над государственными символами иностранного государства.

То, что против нас возбудили уголовные дела, мы узнали из прессы. Из милиции нам не звонили, никуда не вызывали, - комментирует активистка движения "Фемен" 21-летняя Инна Шевченко. - Поводом для протеста стало то, что в посольстве призвали тщательнее проверять украинок, которые едут в Индию, потому что они якобы "имеют склонность к проституции". Такое отношение к украинкам не может не возмущать. Поэтому мы залезли на балкон резиденции посла Индии с плакатами "Мы не проститутки". Одна из наших активисток просто махала флагом Индии, но надругательства никто не оказывал. Считаем все обвинения безосновательными, ведь имеем право выражать свое мнение в любом месте. Будем протестовать везде, где захотим, но никому не вредим.

Женщина, которая в своей стране может раздеться, является свободной. В Украине я могу это сделать, хотя меня и арестовывают. Но в мусульманских странах это просто нереально. Недавно читала, что вышел закон наказывать женщин, которые открывают на людях "слишком привлекательные глаза". Саудовская Аравия - одна из последних стран, где женщина не имеет права голосовать. С таким нельзя мириться.

Если "голый протест" станет привычным, мы достигнем своей цели. Люди должны воспринимать такой вид протеста как нечто привычное. Это должно перестать удивлять. Пока мы провоцируем и удивляем. Когда я впервые разделась в Польше, была уверена, что Европу это не удивит. Потому культура протеста там развита значительно лучше. Но "Фемен" удивили и Запад. Хотим, чтобы наше движение стало новым способом мышления женщины. Она должна понимать, какие у нее есть права, что может за что-то бороться.

Помимо деятельности в "Фемен", практически ничем не занимаюсь, потому наше движение занимает весь мое свободное время. В "Фемен" я два с половиной года. И уже полтора года просыпаюсь в восемь утра, в десять прихожу в кафе, где у нас офис. Встречаюсь с моим напарницами, и к 7 или 8 вечера планируем, согласовываем действия. А после этого дома через Интернет ищу новых девушек-активисток. "Фемен" - это для меня работа, личная жизнь, хобби. Путешествую как "Фемен", отдыхаю тоже как "Фемен". Ничего другого не хочу.

Познакомилась с Анной Гуцол (лидер движения "Фемен" - ред.), когда работала в пресс-службе Киевской городской государственной администрации. Параллельно училась на факультете журналистики университета Тараса Шевченко. Впервые приняла участие в протесте возле Кабмина. Тогда протестовали против отсутствия женщин в новом правительстве. Мы тогда еще не раздевались, протесты "Фемен" не были "голыми". Меня после акции арестовали, но довольно быстро отпустили. На следующий день пришла на работу, а меня встретили со стопкой распечатанных из Интернета статей о вчерашнем протесте. Там было полно моих фотографий. Поставили перед фактом, что отныне в пресс-службе я не работаю. Так я впервые столкнулась с дискриминацией. По сути меня уволили только из-за того, что я публично высказала свое мнение.

В 2008 году "Фемен" собрались как группа красивых, умных и прогрессивных девушек, которым небезразлична судьба Украины. Кто первый придумал раздеваться на протестах, не помню. Мы - не классические феминистки, поскольку это понятие постоянно меняется. Для феминизма мы нашли новый, приспособленный к современности образ. Он интересен в первую очередь молодежи.

Моя мама была в шоке, когда впервые увидела меня по телефизору обнаженной. Соседи говорили, что все, что я делаю - позор. Я с мамой не разговаривала два месяца. С родителями постоянно ссорилась, домой не ездила. Они живут в Херсоне, где все спокойно и ничего не происходит. Люди мирятся с тем, что нет работы. Родители выросли в СССР, воспитанные совсем по-другому. Их можно понять. Поэтому я очень благодарна родителям, что со временем они приняли меня такой. Раньше всех меня воспринял отец, теперь он даже коллекционирует публикации обо мне. Когда приезжаю, просматриваю его огромный архив.

Вот сижу и думаю: а я, блин, счастливый человек. Полностью удовлетворяю свои амбиции, и действительно верю, что у нас что-то получается.

Больше всего в "Фемен" горжусь женщиной, которая протестовала с нами против пенсионной реформы. Ей 64 года. Можно только представить, как сложно раздеться на публике в таком возрасте. Есть около 40 активисток "Фемен", которые раздеваются. Но вся наша "армия" насчитывает гораздо больше людей. Кто-то рисует плакаты, кто-то придумывает лозунги и создает сайт.

Друзья и журналисты предрекают нам политическую карьеру. Но зарегистрировать партию в Украине очень сложно, нужно платить кучу взяток. Нам ближе идея общественной организации с "филиалами" на разных континентах. Нас поддерживают женщины США, Италии и многих других странах.

Белорусские журналисты знают, как избежать ареста. Помню, мы стояли под КГБ с плакатами и кричали. Тогда я увидела, как посреди акции белорусские журналисты развернулись и ушли. Они знали: сейчас их будут паковать. Материалы о нашем протесте показали по телевизору именно благодаря белорусам. Потому всех иностранных журналистов затем задержали, изъяли все фото и видео.

После нашего протеста в Минске говорили, что мы много лгали о пытках, что лишь пытались привлечь к себе внимание. Никак не хочу это комментировать. Скажу лишь, что мы обманывали намного круче, и никто этого не заметил. Но в Беларуси мы действительно пережили что-то страшное. Когда вернулась в Украину, получила кучу электронных писем от белорусов. Никто из них не сомневался, что нас пытали спецслужбы. Это капля в море по сравнению с тем, которые в действительности репрессии там происходят.

Когда ехали протестировать в Минск, готовились встретить Новый год в тюрьме. Но даже представить не могли, что нас будут пытать. Странно, что нас не задержали во время протеста. Дали нам уйти, а потом выслеживали. Задержали только тогда, когда мы приехали на автовокзал, купили билеты и собирались ехать домой. Тогда почувствовала крепкую мужскую руку. Меня схватили, ударили и закрыли рот рукой. Вокруг было много людей. Все отворачивались, будто ничего не произошло. Их страх перед Лукашенко доходит до безумия. Всю ночь нас возили в автобусе и допрашивали. Каждые 15 минут повторяли фразу: "Вспоминайте, как хорошо вам было в детстве. Это последние часы вашей жизни, мы вас скоро убьем". Автобус часто поворачивался, чтобы мы не знали направления движения.

Посреди ночи вывели из автобуса, угрожали ножом, снимали на камеру. Облили волосы зеленкой, заставили снять штаны и наклониться. Били палками, тогда сказали одеваться, стали тянуть к реке. Я думала, нас сейчас утопят. Сказали, что рядом граница с Украиной, идти недалеко. Мы бежали лесом, но заблудились и вернулись обратно. Нашли небольшой хутор, где живут одни старики. Почти никто из них грамотно слов связать не мог, наверное, и читать не умеют. На всем хуторе нашли одну лишь мобилку у какого-то мужчины. Пригласил нас в дом, но тут же прибежала какая-то женщина и начала кричать: "Выгоняй их отсюда, нас всех посадят!". Тогда за нами приехала милиция, отвезли в больницу. Прибыл консул, на личной машине отвез нас в Киев.

Очень радуюсь, когда действия "Фемен" приносят значительные изменения. Мы первыми отметили проблему секс-туризма в Украине. Все об этом знали, но обсуждали проблему только на кухне. А когда одна из активисток "Фемен" заболела раком лимфоузлов, обратилась к нам за помощью. Ее родители продали все, чтобы оплатить лечение, но денег все равно не хватало. В больницы требовали деньги даже за вату и бинты. Мы разделись под Министерством здравоохранения. Алина протестовала сразу после сеансов химиотерапии. Все необходимые на лечение средства мы собрали.

К нам также обратились за помощью 100 обманутых вкладчиков. Они купили квартиры в доме, который не достроили. Квартиры им не дали, и обманутые женщины были готовы на все, пошли с нами в Кабмине. Взрослые женщины раздевались, мужчины тоже снимали футболки, писали на них: "Верните наши квартиры". Через полчаса выбежали представители правительства и обещали вернуть жилье. Даже милиция нас тогда не арестовали, потому что рядом были взрослые люди. В Кабмине сразу же собрали экстренное заседание, после которого пообещали через полгода вернуть людям жилье. Мы доказали, что можем протестовать результативно. И таких случаев - множество. Надеюсь, в дальнейшем их будет значительно больше.

Сейчас вы читаете новость «"Феменка": "Если голый протест станет привычным, мы достигнем цели"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

60

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 55916
Голосование Поддерживаете введение биометрического контроля на границе с РФ?
  • Поддерживаю. Теперь нужно запретить украинцам ездить в Россию
  • Нет, ничего не даст кроме очередей на границе
  • Нужно вводить визовый режим
  • Лучше запретить россиянам въезд в Украину
  • Это ничего не даст. Преступники с РФ все равно будут находить способы попасть в Украину
  • Достаточно полностью прекратить транспортное сообщение с РФ
  • Сомнительное решение. Такой контроль еще больше провоцировать Россию. Возможно обострение на Востоке
Просмотреть