Реверс по-украински

В начале сентября Украина открыла второй фронт войны с Россией – энергетический. После долгих колебаний, технологических задержек и геополитических прикидок Словакия все-таки решилась и дала "добро" на реверс газа из ЕС в Украину. Теперь дело осталось за малым – собрать в Киеве потенциальных инвесторов, провести модернизацию "трубы" и попрощаться с колониальным прошлым. ГТС, по сути, — это такой своеобразный "привет из прошлого", который одновременно и не отпускает в свободное от Кремля плавание, и в то же время предоставляет вполне объективные возможности выстроить взаимовыгодные (в том числе на уровне технологий, инвестиций и кредитов) отношения с евпропартнерами. Тем самым Украина решает для себя принципиальную задачу: предоставление реальных гарантий собственной безопасности за счет технико-экономической привязки Брюсселя к Киеву. В таком случае европейская формула "газ в обмен на права человека" не сработает, так как безопасность ГТС, а значит политическая стабильность Украины, будет выступать гарантом реализации проекта. Правда, для начала нужно выиграть войну на восточном и южном фронтах.

Технологические предпосылки, реверсные возможности и геополитика

С формальной точки зрения каких-либо существенных ограничений для запуска реверса у Украины не было, — "коннектор" по линии "Вояны-Ужгород" построили еще во времена, далекие от российско-украинских конфликтов. Это технологическое сооружение, которое на тот момент предназначалось для "страховки" от непредвиденных рисков. Поэтому единственное, что требовалось, это "достройка реверсной трубы и "замыкание" ее на украинской части ГТС. "Укртрансгаз" со своей задачей справился.

Проблемы возникли буквально за последние 12-15 месяцев, когда уже стало понятно, что Украина не собирается и не будет пребывать в энергетическом и геополитическом фарватере России. Однако если кризисы 2005 и 2009 годов были обусловлены, скорее, факторами прошедших и предстоящих президентских выборов, то российско-украинская война 2014 года стала своеобразным военно-стратегическим отражением принятого нашей страной решения попрощаться со статусом вечного транзитного партнера. Не надо забывать, что для России подобная активность украинцев невыгодна втройне, — успешное замещение газа означает потерю Газпромом статуса энергетического монополиста, потерю права диктовать политические цены на газ и снижение уровня доходности в целом газовой отрасли (то есть потерю финансовых ресурсов для социально-информационной поддержки единства государства, церкви и народа). А это уже намек на нивелирование базовых принципов нынешней российской государственности.

В Москве такой расклад сил понятен давно. Отсюда и практика заключать нафаршированные геополитикой коммерческие контракты. Слишком велики риски. Словакия в этом отношении не исключение, — в этой стране нет собственной газодобычи, газ исключительно российский. Конечно, компания Eustream, с которой заключен договор о реверсных поставках, формально является независимым от "Газпрома" экономическим агентом, однако словацко-российский договор выстроен таким хитрым способом, что Россия может аннулировать поставки "голубого топлива", и тогда все украинские мечты о независимости от РФ накроются сверкающим медным тазом. Понятно, что и словакам такое счастье не нужно. Лучше загрузить 20% мощностей, поставлять в Украину 2 млрд. кубометров, ну в перспективе 5-7 млрд. кубометров, но никак не 15 млрд. Тогда и с Кремлем сохраняются нормальные отношения, и на Банковой проглотят. Благо, что в ближайшие лет 20 Украине вхождение в ЕС не грозит. Своя рубашка ближе к телу, а российско-украинская война далеко… Пока.

Что касается Украины, то у Киева особого выбора и не было. Для реверса можно было использовать одну из четырех имеющихся в расположении Eustream трубопроводов. Однако проблема в том, что, не смотря на технологический простой, все "трубы" зафрахтованы "Газпромом", который откровенно саботирует не только перспективы формирования полноценного европейского газового рынка, но и установленные ЕС правовые стандарты. Поэтому пришлось делать "перемычку" на словацкой территории. Хотя и в этом случае, вероятно, возникли проблемы: юридически Россия уже не может повлиять на открытие реверсных маршрутов, однако вбить клин между национальными интересами Словакии и общеевропейскими интересами она, по-видимому, смогла.

Реформа или манипуляция геополитическими интересами?

Реформу энергетического сектора экономики отечественное правительство планирует начать с разделения НАК "Нефтегаз Украины" на две самостоятельные структуры – ПАО "Магистральные газопроводы Украины" и "ПАО подземные хранилища Украины".

Тем самым, по идее, решатся три основные задачи. Во-первых, с газового рынка убирается неповоротливый постсоветский монстр, не способный ни эффективно работать внутри страны, ни выполнять взятые государством обязательства. В этом отношении планируемая корпортизация НАК означает коммерциализацию внутреннего и внешнего транзита газа. Для украинского обывателя, — опять же, по идее, — такая реформа не должна спровоцировать рост цен на газ, добываемый на украинской территории. Но очевидно, что все будет зависеть от того, кто останется у руля отечественного сектора и будут ли реформированы / модернизированы химические и металлургические производства, принадлежащие "той элите". Титановые игрища с Фирташем, понятное дело, нас не интересуют. Межэлитные разборки – отдельный разговор. А вот что делать с потрепанными, но все еще требующими к себе уважения донецкими олигархами, не совсем понятно. Если последние примут новые "правила игры", тогда не вопрос, никто не будет перекладывать проблему оплаты за сверхдорогие энергоносители с собственной головы на плечи всех украинцев. Во что, правда, верится с трудом, учитывая, что никто из этих товарищей не собирается поддерживать "киевскую хунту", а тем более восстанавливать полуразрушенный Донбасс. Хотя планирует и далее жить за счет консервации "естественно-монопольных" секторов экономики, — ЖКХ, энергоснабжения, атомной энергетики и т.д. А ведь без разрыва финансово-коррупционного тождества "монопольная рента = государственный бюджет = феодальные привилегии" ни о какой экономической реформа может даже и не начинаться.

Во-вторых, решение проблемы реконструкции 22160 километров газопроводных сетей не ограничится лишь требованиями инфраструктурного обновления. По самым минимальным подсчетам, общий объем инвестиций составит $4,8 млрд. Плюс $600 млн. ежегодных вложений для поддержания функционального состояния системы. Если модернизированная ГТС будет поставлять в страны ЕС тот же объема топлива, что и сейчас, — в среднем 80 млрд. кубометров, — то доходность ПАО "Магистральные газопроводы Украины" составит не мене $3 млрд. минус накладные расходы. Таким образом, без учета всех экономических и политических рисков окупаемость проекта произойдет за 3-4 года, — и это при том, что 49% акций будущего предприятия планируется отдать инвесторам, не связанным с русским бизнесом. Что в условиях коррупционной "привязки" циничной европейской элиты к газпромовским "схемам" кажется излишне оптимистическим желанием. Но все это, как говорится, одна сторона медали. Другая сторона проявляется в том, что политические и экономические риски возьмут вверх над коммерческими интересами. Что для европейцев более выгодно – платить за относительно дешевый газ без всякой гарантии того, что либо Россия, либо Украина перекроет трубу, одновременно создавая видимость фиктивной поддержки Киева или же сделать единоразовый платеж на ту же сумму и спокойно запустить южный и северный потоки, минуя никому не нужную, стратегически нестабильную Украину.

Правда, тут есть одно "но", играющее в пользу Украины, — наличие 11 подземных газовых хранилищ, также требующих определенных капиталовложений. Как раз это третья задача, которую Киеву предстоит решить в ближайшее время. Для начала заметим, что объем инвестиций в данном случае невелик, — $150 млн. для поддержки их технологического состояния и хранения 23 млрд. куб.м. активного газа. В Западной Европе такого объема ПХГ нет, а Россия после занятия голландского хранилища Bergermeer способна контролировать не более 6 млрд. кубометров. Что ни технологически, ни финансово невыгодно. Чтобы выйти на оптимальные показатели, нужно вложить более крупные суммы, — не менее $15 млрд. И то при условии, что постройка новых ПХГ пройдет без особых проблем. То есть реально речь идет о дополнительных $ 20-25 млрд. сроком лет на пятнадцать. И то без гарантий того, что украинские ПХГ не будут задействованы. Однако с учетом этих факторов перед Брюсселем стоит непростая задача: все-таки утихомирить Путина, естественно, за счет создания неконтролируемой территории на украинской земле (о чем было объявлено в понедельник вечером) или "скинуться" на трубу в обход Киева, правда, без всякой гарантий собственной безопасности? Вот уж, действительно, решайте сами.

Кроме того, существует еще один правовой аспект, косвенно играющий в пользу Украины, однако почему-то игнорируемый Киевом. По антимонопольному законодательству ЕС, "Газпром" может заполнить только на 50% мощностей гипотетических "северного" и "южного" газопроводов. А это 59 млрд. куб.м. Так что на долю Украины в случае реализации этого сценария останется каких-то 30 млрд., необходимых для поддержания украинской ГТС в рабочем состоянии. Про получение прибыли от транзита в этом случае можно забыть. Но весь фокус как раз состоит в том, что "Газпрому" недостаточно половины, ему нужно полностью "заполнить" трубу. Плюс получить ПХГ. Только так Украина выключается из газовой игры и перестает быть интересной для всех игроков. А потому, извините, номер с замораживанием конфликта, пусть даже на оккупированных частях Луганской и Донецкой областей, не пройдет, вожделенные ПХГ расположены в Западной Украине. Так что war must go on…

И в заключение темы по поводу требований европейских законов. На самом деле функциональное разделение НАК "Нефтегаз Украины" на транзитную компанию и компанию, занимающуюся эксплуатацией ПХГ, не имеет никакого смысла с точки зрения реформирования отечественной энергосистемы. Этого законодательство ЕС не требует. А вот с точки зрения учета чужих геополитических интересов – да, такая заинтересованность, как можно было убедиться, есть. Тем более что третий пакет Энергетической Хартии ЕС Украина не подписывала.

А что такое реформа? Это изменение "правил игры" в пользу пострадавшей стороны, то есть граждан Украины. Но правила не меняются, создаются лишь условия для прихода новых олигархических игроков. Так что на чьей стороне играет наше правительство – вопрос без ответа.

Возможный риск

Вернемся к Словакии. За этим государством сохранен 51% акций местного участка ГТС. Но реально Братислава отстранена от принятия решений по управлению газотранспортной системы, решающий голос принадлежит тому же "Газпрому". И тут два вопроса к правительству: на каких принципах будет строится договор об управлении обновленной ГТС? И почему в качестве потенциальных кандидатов рассматриваются только европейские и американские компании? Если ставится задача вытеснения российского газового монополиста, то почему не привлечь ближневосточные, североафриканские, японские, австралийские компании? Или все же истинная задача кроется в скрытой геополитической подоплеке? Особенно после возникновения вполне обоснованных слухов о покупке "Газпромом" немецкой RWE?

Украина предлагает покупать газ на своей восточной границе. Опять же, вполне рационально без учета фактора войны. Москва не оставляет европейцам иного выбора: санкции санкциями, а "OPAL" запускается, благо, действующие ресурсы "Северного потока" позволяют. Тогда газ транспортируется в ФРГ, Чехию, а затем в ту же Словакию и Польшу. При чем здесь Киев? Да ни при чем, — скрипач не нужен!

Впрочем, этот сценарий возможен, если между европейцами и Россией заключен формальный пакт о ненападении. Да, санкции, падение рубля и производства, рост недовольства… Но война-то все списывает! А если запускаются альтернативные газовые проекты, то риска падения российской экономики по большому счету нет. Брюссель, как и Москва, играет двойную игру: мы наказываем Россию за "произвол", но и одновременно даем ей возможность существовать в той фашистской проекции, в которой сейчас она представлена. Ничего не меняется, потому что мировые элиты своих не сдают.

Так что перемирие будет длиться, по меньшей мере, до 15 сентября, когда проекту "OPAL" дадут старт, а вместе с ним – согласие на поглощение Украины. России нужно расчистить путь на Запад, в сторону ПХГ. Тогда труба заполнится, как прежде, на 140 млрд. куб.м. Затраты компенсируются лет за пять. Только вот беда, — украинцев куда девать?

Якщо ви помітили помилку у тексті, виділіть її мишкою та натисніть комбінацію клавіш Alt+A
Коментувати
Поділитись:

Коментарі

Залишати коментарі можуть лише авторизовані користувачі

Наші автори
Дмитро Ярош Командувач Української добровольчої армії
Віктор Лещинський Президент Національного експертно-будівельного альянсу України
Олег Романчук Публіцист
Володимир Ярославський Шеф і керуючий партнер ресторану "Lucky"
Ольга Айвазовська Голова громадянської мережі "Опора"