Политики выбирают "линию разграничения" на Донбассе между Кореей и Грузией

Почему границу с оккупированными территориями нельзя оставить, как есть

Война на Донбассе "полузаморожена" так называемыми Минскими договоренностями. Обстрелы не прекращаются, но и фронт особо не движется уже почти 4 года. Это привело к появлению нового фактора украинской жизни - "линии размежевания" между оккупированными районами Донбасса и другими территориями Украины.

Понятно, что появление "границы" там, где ее раньше никогда не было, создало местным жителям массу неудобств в связи с пересечением этого "барьера".

Люди вынуждены постоянно перемещаться между оккупированной и неоккупированной Украиной по ряду причин. От "пенсионного туризма" до общения с родными. Поэтому этот вопрос - один из самых болезненных для Донбасса. Однако как украинское государство, так и партии, претендующие на власть, в большинстве своем не очень сосредотачиваются на его решении. Воспринимают нынешний временный порядок как нечто само собой разумеющееся.

Система пропусков в зоне АТО ограничивает возможность покинуть зону конфликта

Режим пропуска на линии разграничения с оккупированным Донбассом вызывает массу вопросов с первых дней его применения. В отчете ОБСЕ "Защита мирного населения и свобода передвижения в Донецкой и Луганской областях" еще 2015 года отмечалось: система пропусков в зоне АТО ограничивает возможность людей, проживающих на этих территориях, покинуть зону конфликта, оставить разрушенные районы, получить помощь в спасении жизни, включая гуманитарную.

Особый пропускной режим требует разрешения от СБУ на пересечение линии размежевания для граждан Украины. Это входит в прямое противоречие с принципами Конституции, где гарантировано свободное перемещение граждан. Конечно, можно ссылаться на военное положение, однако оно может продолжаться долго, а, следовательно, все равно требует не временных, а длительных решений проблемы.

Те, кто дают разрешения на перемещение граждан, перевозки грузов, имеют прекрасные возможности для коррупции

Ну и стоит напомнить следующее. Те, кто дают разрешения на перемещение граждан, перевозки грузов, имеют прекрасные возможности для коррупции.

В конце концов, ситуация выглядит тем более парадоксально, что для поездок в так же оккупированный Россией Крым никаких разрешений никому не нужно.

Для поездок в так же оккупированный Россией Крым никаких разрешений никому не нужно

Все это обусловливает необходимость решения проблемы. И, очевидно, определенное место она должна занимать в программных документах украинских партий, которые уже готовятся к парламентским выборам.

Позиции относительно будущего линии разграничения в Донбассе отличаются часто диаметрально. Значительная часть политсил или игнорируют этот вопрос, или стараются избегать конкретики. Они лишь говорят о необходимости объединения страны и устранения препятствий для граждан.

Наиболее радикальную позицию олицетворяет "Самопомощь", которую можно условно назвать "партией блокады". Политсила не так давно официально поддерживала акцию по блокированию линии разграничения для перемещения грузов с ОРДЛО, которую проводили отдельные активисты, организации и депутаты. Эта акция должна была прекратить поддержку террористов и российской оккупационной администрации. Кроме того, на первых этапах блокада рассматривалась как фактор давления по освобождению заложников и пленных, находящихся на территории ОДЛО. Позиция "Самопомочи" заключается в том, что линия разграничения в Донбассе должна перекрыть любые экономические связи, и, в общем, минимизировать взаимодействие с ОРДЛО. Это должно помочь в завершении войны, которая, по мнению политсилы, потеряет часть экономической основы.

Прямо противоположную позицию занимает "Основа" Сергея Таруты. Их позиция направлена ​​на восстановление экономических связей с ОРДЛО. Мотивируют многочисленными экономическими потерями Украины от блокады. При этом, по мнению руководителей "Основы", блокада - сценарий, выгодный России, ведь приводит к экономическому упадку Украины, потере доходов в бюджет и рабочих мест. Соответственно, выходом в политсиле видят восстановление связей как основу для дальнейшего мирного урегулирования (с помощью международной временной администрации и при поддержке миротворцев ООН).

Разница позиций политсил объясняется еще и их электоральной базой. Для "Самопомощи" это, в основном, западный электорат. Он воспринимает Донбасс как нечто далекое, непонятное, требуещее денег и уносящее жизни, а потому такое, что должно быть "отрезанным". "Основа" же опирается на избирателей Донецкой, Луганской и смежных областей, которых линия разграничения отделяет от родных и близких.

Линия разграничения в Корее - огромный укрепрайон, с километрами ограждениями и минными полями

В то же время, каждая программа - это еще и модель, взятая за основу из имеющихся в мире "кейсов". Так полная блокада напоминает ситуацию на границе КНДР и Южной Кореи. После принятия перемирия там страну разделили по "линии фронта", что исключает любые контакты между частями. Сама линия разграничения в Корее - огромный укрепрайон, с километрами ограждения и минными полями.

С другой стороны, линия разграничения в Грузии через десятилетия после "заморозки" конфликта превращается в привычную для всех: со свободным пересечением, отсутствием очередей и инфраструктурой для выплат "грузинских пенсий" прямо на границе.

Однако говорить о каком-то сценарии в Украине пока рано.

На данный момент государство должно решить ряд задач:

- минимизировать возможности для коррупции на линии разграничения;

- синхронизировать украинскую позицию по всем оккупированным территориям - Крыму и ОРДЛО. Ведь непонятно, как требовать от мира одинаковой позиции по всей украинской территории, если сама Украина "мыслит и действует" несинхронно;

- определить статус жителей ОРДЛО.

Петр Олещук, для Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Марк Тиссен Обозреватель издания The Washington Post
Дэвид Кларк Аналитик, бывший специальный советник по Европе в МИД Великобритании
Андрей Андрушкив Исполнительный директор Центра совместных действий
Агия Загребельская Основательница общественного проекта "Лига антитраста"
Андерс Аслунд Американский экономист