четверг, 29 мая 2014 13:15

Фискальная служба или служба фиаско?

Фискальная служба или служба фиаско?

Сохранение налоговой и таможни в одном ведомстве создает больше поводов для коррупции, чем их раздельное существование

Андрей Григорьев

Одним из ключевых смыслов предвыборного обещания нового Президента Петра Порошенко "Жить по-новому" является борьба с коррупцией. По крайней мере, именно таким образом этот тезис восприняло большинство избирателей. Однако как минимум на одном из направлений этой борьбе, по всей видимости, суждено существенно усложниться. Премьер Арсений Яценюк заявил о создании Государственной фискальной службы – "феникса", восставшего из пепла Миндоходов в структуре Минфина. Он принесет немало проблем и новому главе государства, и бизнесу.

Удобная легенда

 

Когда бывший глава Миндоходов Александр Клименко впервые выдвинул идею об объединении налоговой и таможенной служб под одной крышей, дискуссия на эту тему в информационном пространстве почти сразу развернулась в "правильном" русле: в "едином окне" удобнее контролировать движение товара от границы до прилавка магазина. Единая статистика, единое силовое крыло, единая база по уплате НДС. "Единая коррупционная кормушка" - с горечью добавляли в кулуарах бизнес-ассоциаций, хотя в лицо руководству объединенного фискального ведомства на голубом глазу славили "мудрое решение".

За идею сохранения "сиамских близнецов" в рамках одной структуры ухватились и при "новой власти". "Уже проделано столько работы! Зачем все рушить? Подразделения уже расформированы, придется заново создавать" - это только некоторые аргументы "за" status quo в фискальном ведомстве. Рынок уже давно полнится слухами, что в первых рядах такую позицию поддерживает Виталий Хомутынник, желающий якобы занять при новом правительстве и новом президенте место "смотрящего" за фискальными потоками и контрабандой. Если это так, то ему, безусловно, удобно держать все звенья цепочки в одних руках. Но что от этого получит государство?

Каждый сам по себе

Если посмотреть на итоги деятельности налоговых и таможенных органов за чуть более двух месяцев пребывания новых руководителей на своих постах, то окажется, что понятие "единого органа" на самом деле достаточно условное. Несмотря на то, что заместители министра – подобно лидерам оппозиции в разгар революции – практически не появляются на публике порознь (тем самым демонстрируя единство ведомства), а также всячески избегают публичной оценки будущего под одной крышей, на самом деле реформационные процессы у налоговиков и таможенников протекают отдельно. Например, глава таможслужбы, замминистра доходов и сборов Виталий Науменко отчитывается о кадровых чистках (более 450 перестановок), в то время как от его коллеги Игоря Билоуса о таких решениях не слышно. У таможни - свой отдельный телефон горячей линии, отдельная группа по борьбе с минимизацией налогов, отдельные договоренности с пограничными службами. Более того, даже Международный валютный фонд в отчете по Украине в качестве одного из требований для получения кредитного финансирования предъявляет отдельную отчетность со стороны налоговой и таможенной служб о собираемых в бюджет ресурсах. При этом в отчете есть отдельное упоминание о том, что Государственная налоговая служба должна отдельно от таможни ежеквартально подавать отчеты о предоставленных налоговых льготах с указанием объема, длительности льготы, непосредственного получателя льготы, а также предположительного расчета потерь бюджета из-за льготного налогообложения.

Эффективность системы постаудита и борьбы с контрабандой после их вывода из компетенции таможенного ведомства ухудшилась в десятки раз. При этом реальная управляемость системой уменьшилась. Александр Клименко по инерции больше внимания уделял "родной" налоговой, что расхолодило таможенников – ведь с них по сути лишь собирали "мзду наверх", оставив без какого-либо реального контроля. По сути, как считается, процессами в теневом режиме продолжал управлять экс-вице-спикер Игорь Калетник, лишь "делясь" с "семьей". По данным Федерации работодателей Украины, за 2013 год бизнес потратил около 60 млрд гривень на взятки чиновникам Министерства доходов и сборов, причем 40 из них стали результатом коррупции при оформлении товара на таможне.

Чтобы нарушить существующие коррупционные схемы, реформой таможенных органов нужно заниматься не по остаточному принципу, а "индивидуально". Нужна отдельная кадровая служба, служба внутренних расследований, понимающая специфику таможенной коррупции. Логично было бы вернуть таможенникам и искусственно "конфискованную" у них систему постаудита, с которой налоговики, как признают сами же инспектора на местах, едва справляются. Если до 2013 года постаудит позволял привлечь дополнительно 130 млн недоплаченных на границе налогов, то после передачи этой функции в Миндоходов за год привлекли аж 1 млн. грн. Эффективность борьбы с таможенными правонарушениями снизилась в 8 раз. Куда делась разница? Наверняка осела в карманах коррупционеров.

Куда ведет коррупция

С начала марта 2014 год, когда ведомства практически работают в автономном режиме, объемы поступлений в бюджет как по линии налоговой так и по таможенной части существенно выросли. При всей плачевности ситуации в экономике планы выполнения фискальных поступлений выполняются практически на 100%. Заметно снизился уровень коррупции – это подтверждают руководители бизнес-ассоциаций. Уровень реагирования на сигналы о взятках и излишнем контроле – не в пример лучше, чем при Клименко. Как минимум сейчас ни один такой сигнал не остается без внимания.

Но процессы начали существенно затормаживаться как только в прессе появились сигналы о том, что службы все-таки будут работать как единый орган. В частности, активно поползли слухи о возвращении в таможню друзей и кумовей Калетника – Геннадия Романенко, Сергея Семки и других одиозных фигур, которые принимали непосредственное и активное участие в создании и реализации схем на таможне.

Кому это выгодно? Первым приходит на ум Виталий Хомутынник, который неоднократно публично заявлял о необходимости оставить все как есть.

Спустит ли новый Президент это на тормозах или же наоборот, осуществит показательную антикоррупционную чистку в ведомстве, через которое проходят миллиарды неучтенных денег? Этот серьезный вопрос перед Петром Порошенко встанет уже в ближайшее время. От принятия правильного решения будет зависеть не только устранение конкретных коррупционных схем, но и общий бизнес-климат в стране, инвестиционная привлекательность активов, возможность привлечения недорогих кредитов, новых технологий, а значит – экономический рост и улучшение благосостояния каждого украинца. Получится ли у предпринимателей и простых граждан, которые, в конечном счете, тоже платят коррупционный налог, "жить по-новому" либо обновятся только автомобили в автопарке избранных господ украинского политикума? Пока этот вопрос остается открытым.

Сейчас вы читаете новость «Фискальная служба или служба фиаско?». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 37817
Голосование Почему я не буду голосовать за Петра Порошенко на президентских выборах в 2019 году?
  • Он не оправдал моих ожиданий
  • Я за него и на предыдущих выборах не голосовал
  • Есть более достойные кандидаты
  • У него есть возможность убедить меня в обратном
  • Украине нужен президент нового качества
  • Буду голосовать за Порошенко
  • Еще не определился с кандидатом
Просмотреть
Погода