Ексклюзивы
среда, 04 сентября 2019 15:16

"Мы о вторжении знали, а высшее руководство - нет"

С 10 по 29 августа 2014 года на Донбассе шли ожесточенные бои за маленький городок Иловайск. Населенный пункт был стратегически важным для победы над боевиками ДНР, потому что имел прямое железнодорожное и автомобильное сообщение с государством-оккупантом.

В конце августа, 24-го числа, российская регулярная армия незаконно пересекла границу с Украиной. Ввезла 3,5 тыс. российских солдат на 60 танках и столько же техники, перед этим сорвав с себя опознавательные знаки. Хорошо подготовленные россияне окружили украинских военных.

После этого президент РФ Владимир Путин сообщил украинскому командованию, что пропустит военных по "зеленому коридору" домой. Но соврал.

29 августа регулярная российская армия расстреляла в спину 2 колонны украинских военных. В тот день погибло 366 бойцов, около 500 были ранены.

4 сентября 2014-го Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело из-за гибели силовиков в окруженном Иловайске Донецкой области.

Роман Зиненко - один из бойцов, которому удалось выжить. Он написал об этом несколько книг, чтобы навсегда запечатлеть в истории кровавый день российско-украинской войны.

Автор: Тарас Подолян
  Роман Зиненко ветеран полка "Днепр-1". Он родился 1 апреля 1974 года в городе Днепр. Отец работал на заводе умер в прошлом году, мама - профессиональный повар, уже на пенсии.  В 1990-х годах служил морским пехотинцем в Севастополе. До войны работал в различных сферах: от товароведа до начальника охраны. Ушел из силовых структур в 2016 году. Участвовал в освобождении Мариуполя, воевал в Иловайске. Выходил из Иловайского окружения по "зеленому коридору", когда украинские военные попали в засаду россиян. Написал об этом в 2016 году книгу "Иловайский дневник". Также издал сборник свидетельств очевицев тех событий. Книгу назвал "Война, которой не было. Хроника Иловайской трагедии. Часть 1". Готовит второй том. Подрабатывает таксистом в Днепре. С женой воспитывают троих детей - Екатерину, Наталью и Любовь. Младшая дочь родилась за 3 дня до того, как он ушел на фронт
Роман Зиненко ветеран полка "Днепр-1". Он родился 1 апреля 1974 года в городе Днепр. Отец работал на заводе умер в прошлом году, мама - профессиональный повар, уже на пенсии. В 1990-х годах служил морским пехотинцем в Севастополе. До войны работал в различных сферах: от товароведа до начальника охраны. Ушел из силовых структур в 2016 году. Участвовал в освобождении Мариуполя, воевал в Иловайске. Выходил из Иловайского окружения по "зеленому коридору", когда украинские военные попали в засаду россиян. Написал об этом в 2016 году книгу "Иловайский дневник". Также издал сборник свидетельств очевицев тех событий. Книгу назвал "Война, которой не было. Хроника Иловайской трагедии. Часть 1". Готовит второй том. Подрабатывает таксистом в Днепре. С женой воспитывают троих детей - Екатерину, Наталью и Любовь. Младшая дочь родилась за 3 дня до того, как он ушел на фронт

Как попали на военную службу?

Когда меня не брали в военкомат, поступил сначала в Полк национальной защиты при Днепропетровской областной государственной администрации. Тогда мы старались не пропустить всю эту пророссийскую сволочь к нам. Не хотели, чтобы в нашем городе был тот хаос, что тогда творился в Донецке и Луганске.

Когда захватили Славянск и Краматорск, заявили о начале антитеррористической операции - создали добровольческий батальон "Днепр-1". Мне прислали приглашение на собеседование.

А до этого не принимали в Вооруженные силы Украины из-за возраста и наличия многодетной семьи.

Уже потом, когда был в окружении, начали приходить предупреждения на телефон "Уважаемый, придите в военкомат, об ответственности писали". Я им на это отвечал: "Хорошо, приеду обязательно, если меня не убьют" (смеется).

Как выглядела зачистка Иловайска от врага?

В каждом городе этот процесс проходит по-своему. Впереди двигались разведчики, позади ехала боевая машина пехоты. С нее просматривали дворы, отчитывались по рации: "Все чисто? - Чисто". И ехали дальше. На параллельной ехала такая же группа, выполняли идентичные действия. Затем осматривали здания и детские сады и школы.

А как вообще проходит процесс зачистки населенного пункта?

Есть два разных понятия зачистки, как и видов спецназа.

У милицейского спецназа задача вывести гражданских и захватить преступника. То есть, если я сейчас захвачу это кафе, то мне полиция начнет заговаривать зубы, тем временем подготавливая бойцов к штурму.

Если говорить о зачистке города, то это каждый раз по-своему.

В Мариуполе было все гораздо проще - там был небольшой отряд сепаров. Зачистка Марика заключалась в том, чтобы окружить здание облсовета и забрать сепаров. Кто-то говорил о погибших, лично я трупов не видел. Большинство тогда убежали, как только услышали о том, что мы заходим в город.

После освобождения в городе, конечно, начались пророссийские митинги. Им никто не мешал. Там наши разведчики ходили, все и всех снимали, а потом по-тихому забирали с собой организаторов. Таким образом имеем сегодняшний Мариуполь.

Но если речь о военных и зачистке здания или населенного пункта армейским спецназом, то имеем кардинально другую задачу.

Я ему говорю: "А может, уже и не надо больше, давай домой, к семье?"

Для, скажем, ВСУ, главное - уничтожение врага. На примере здания: военные сначала забросают его гранатами, и лишь потом зайдут внутрь разбираться что и к чему.

Все потому, что на войне нет понятия "гражданское население". Если ведут обстрел со двора школы, то контрбатарейная пушка будет бить по позиции, где сидит враг.

Все, кто не эвакуировался это большая группа риска и помеха для армии.

А по мнению людей, война должна выглядеть следующим образом: военные должны выйти в поле и там воевать, но только при условии, чтобы хозяйские окна не побило. Наши люди думают, "может, там повоюют и все закончится, а на кого я квартиру оставлю", а вот когда соседу прилетел снаряд в спальню, то быстро все начинают понимать, что и к чему.

В Иловайске украинские защитники находились в нечеловеческих условиях существования. Как вы выживали?

Тогда, в 2014-м, никому не было важно в чем воевать. Мы защищали свой дом, там люди кто в "дубке" (старая униформа украинской армии. - Gazeta.ua), а кто в шлепанцах и спортивном костюме. Но там был костяк, мотивированные люди. Мы тогда сами шли на войну.

В своей книге "Иловайский дневник" вы пишете, что при въезде в город встретили большую колонну войск, но они не прибыли в город. Если бы они к вам заехали, город бы зачистили?

Я не знаю. Были окружены около 2 тысяч защитников. На тот момент мы не представляли масштаба операции. У нас была четкая задача прийти и зачистить город. Какие задачи были у других групп, я не могу знать.

Автор: Тарас Подолян
  "По мнению  людей война должна выглядеть так: военные выходят в поле, как на футбольную площадку, и там воюют, но чтобы окна не побило", - Роман Зиненко
"По мнению людей война должна выглядеть так: военные выходят в поле, как на футбольную площадку, и там воюют, но чтобы окна не побило", - Роман Зиненко

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Летели мины, "Грады", ствольная артиллерия работала" - как выходили из окружения в Лутугино 1 сентября 2014-го

Почему людей выводили колонной? По вашему мнению, какой способ не привел бы к таким потерям?

Это вопрос не ко мне - я рядовой боец, который выполнял приказ. Вопрос "Как тогда надо было выводить" лучше задавать руководителям, что приказывали и знали всю ситуацию.

Россияне хотели, чтобы мы выходили без оружия. Наше руководство не могло на это пойти.

Как охарактеризуете действия генерала Руслана Хомчака? А других командиров?

Я не буду давать оценку действиям генерала Хомчака. Пока что ему не разрешено говорить публично. Он все сказал на допросе и его показания зафиксированы. Я не знаю, в каких условиях он действовал.

Но он вызывает уважение, потому что штаб находился далеко от Иловайска. Его вообще с нами тогда не должно было быть.

Суммарно 13-23 августа зону проведения АТО самовольно покинули более 1,5 тыс. человек. Почему эти люди ушли, по вашему мнению, какая у них на то была мотивация?

Батальон "Прикарпатье" был растянут на много позиций. Их командира Виталия Комарова, в конце концов, оправдали, поскольку у него не было другого выхода.

На тот момент сектор "Д" был расформирован фактически. Генерал Литвин потерял три четверти своих подразделений. Было много деморализованных войск, некоторые уходили самостоятельно. Люди не могли ответить на огонь, что по ним вели россияне, но при этом получали контузии, ранения, погибших - это их деморализовало. Оценивать степень их вины - это обязанность следствия.

С частью 51-й бригады случилась неприятная история: во время секретного задания погиб их командир Павел Пивоваренко. По его группе нанесли удар с "Ураганов". В части возникла паника и люди начали бежать.

На войне нет такого понятия как "мирное население"

Была ситуация с полковником Иваном Безъязыковым, который был командиром разведки. Он пошел забирать тела погибших и попал в плен. Под пытками рассказал о слабых местах обороны секторов "Б" и "Д". Суд продолжается над ним третий год. Его пытаются обвинить в государственной измене. В этом тоже надо разбираться, кто отправил настолько​​информированное лицо на такую ​​задачу.

Понимаете, полковника такого уровня с такой информацией проще застрелить, чем подпустить к врагу. Хотя в армии Израиля такого нет, там солдат, попадая в плен, должен рассказать обо всем, что знает, и при этом он не является предателем. А вот о том, чтобы не сказал лишнего, должно заботиться командование. А у нас на тот момент хотели быстро со всем разобраться, найти виновников.

На 51-ю бригаду зря наложили пятно и лишили флага (бригаду расформировали в 2015-м. - Gazeta.ua). Ребята выполнили достаточно успешных задач, набрали больше всех российских пленных и участвовали в захвате российского танка Т-72Б3.

Есть ли положительная динамика в поиске и привлечении к ответственности тех, кто виновен в смерти бойцов?

Эта проблема является комплексной и нельзя сказать, что все так однозначно. В первую очередь, виновата Россия за то, что напала на нашу страну. Их надо судить в международном суде, это однозначно.

При этом у нас все равно надо проводить расследование: почему упустили момент вторжения, почему только 26 августа только признали, что на нас напали регулярные войска, почему до этого никто не знал, кто это к нам с территории России заходит? Уже на День Независимости приперли 10 захваченных "ихтамнетов", но все равно.

А потом вообще начали происходить странные события - руководителя пограничной службы, который сообщал о накоплении войск на территории РФ, огне и наступлении, 10 октября уволили. Большинство подразделений, принимавших участие, расформировали, а все, что происходит, вообще пытались замалчивать. А живых свидетелей, пленных "ихтамнетов" отпустили 30 августа и уже на следующий день они уже давали российским телеканалам интервью.

Почему власть пытается замалчивать трагедию?

Иловайск вообще стал темой табу. За бои никому из живых не дали наград, но потом начали придумывать каких-то десантников, которые заходили в тыл врага. Хотя, если посмотреть на карте, то создается впечатление, что они вообще где-то по нашим тылам прошлись.

Или придумывают альтернативы, говорят о том, что позиции держали 150 бойцов, то рассказывают про 1,2 тыс. Штурмовиков-десантников, что во главе с генералом Муженко пошли и наказали убийцу.

Автор: Тарас Подолян
  "Генерал Руслан Хомчак вызывает уважение, потому что его штаб находился далеко от Илловайска. Его вообще с нами тогда не должно было быть", - Роман Зиненко
"Генерал Руслан Хомчак вызывает уважение, потому что его штаб находился далеко от Илловайска. Его вообще с нами тогда не должно было быть", - Роман Зиненко

Какие новые факты вам удалось собрать в ходе работы над второй книгой "Война, которой не было"?

Находятся новые подразделения, новые истории.

Нашлись ребята из 532-го ремонтно-восстановительного полка, о которых не вспоминали вообще. Истории о том, как погибали люди, каждое воспоминание каждого участника, о которых никто ничего не знает. Поэтому эта хроника, сама по себе, является сплошной новостью, я иногда выкладываю их у себя на Facebook отрывками. Делаю это для тех, кто даже не представляет себе того, что там происходило.

Ваши записи можно приобщить к уголовному делу?

Я не следователь, но после первой книги "Иловайский дневник" меня вызвали в прокуратуру. Задокументировали на страницах А4. Конечно, книга может помочь в следствии. Мне помогали собирать информацию много людей, некоторые из них погибли, а некоторые еще живы. Люди понемногу уходят, но остаются их воспоминания.

По вашему мнению, новая власть привлечет виновных к ответственности?

Я далек от политики и привык критиковать. Для меня не существует понятий "новая" или "старая" - она ​​является украинской властью. Я как рядовой боец изложил и обнародовал почти почасово все свои шаги тех августовских дней. Я хочу знать, что то же самое сделает руководство. Потому что то, о чем выкладывают, дает повод для для размышлений. Если кто-то зайдет на страницу президента или Министерства обороны в августе 2014-го, то сложится интересная картинка. Спикеры говорят обо всем, кроме Иловайска. Виктор Муженко говорит, что люди, что указывали на то, что происходило там, были кремлевскими пропагандистами. А выходило так, что на сепарских пабликах в социальных сетях выкладывали больше правды. Мы о вторжении знали, а высшее руководство нет.

В последнее время распространяется тезис "украинцы устали от войны". Вообще, по вашему мнению, человек, не воюющий, может устать от войны?

Люди, не воевали, но устали постоянно слышать о проблемах, как следствии войны. Другая категория - это волонтеры и люди, которые помогали армии. И они сейчас сделали все от них возможное, поняли, что не нужны, и оставили это дело.

Есть военные, которые продолжили служить, а сейчас решили не продолжать. Мой знакомый говорит, что уже все отвоевал 5 лет и больше не может. Я ему говорю: "А может, уже и не надо больше, давай домой, к семье?". Есть и такая усталость.

А может быть, у человека солнце светит, дети играют за окном и он не понимает, что это за война. Смотрит новости, а у нас в худший день погибших четыре человека. А в одном только Киеве за сутки в ДТП больше гибнет людей, чем на фронте. Вот и думает кто-то: "Что это за война, где никто не погибает почти".

При том, что в новостях по телевизору у нас говорят про какой-то военный конфликт и договариваются с боевиками.

Люди не могут понять, что это такое происходит: ни наступления, ни отступления. Сидят ребята в окопах и стреляют друг в друга.

В нашей стране все еще возможен российский реванш?

У меня все эти годы возникала мысль, что реванш состоялся сразу после Майдана. Ибо все эти сепары как-то "сдружились" с патриотами. И никто не называет виновных, никто не расследует избиения проукраинских активистов по всей Украине.

Сейчас вы читаете новость «"Мы о вторжении знали, а высшее руководство - нет"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 2190
Голосование Возможен ли мир на Донбассе за "формуле Штайнмайера" (выборы + отвода войск + амнистия боевиков + особый статус Донбасса)?
  • Так, пора заканчивать войну любыми способами
  • Нет, мир будет только после победы
  • Нужно дальше проводить переговоры и привлечь к ним США
  • Война в Украине закончится только после возвращения Крыма
  • Ваш вариант (в комментариях)
Просмотреть
Погода