Дивный Китай. Ч.1. 4.

Восток Китая – город Уху

Окончание.

Экскурсия на водохранилище.

Экскурсия на водохранилище заняла у нас целый день. В институтском автобусе нас было 5-теро львовян и переводчики. Проезжая мимо крестьянских дворов мы заметили, что во многих дворах лежат "снопы" бамбуковых прутьев. Толщина прутьев у основания была сантиметров до 10-ти, что для нас европейцев было в диковинку. Мы попросили остановить автобус. Саша, так звали нашего коллегу, вышел из автобуса и направился в один из дворов. Отыскав хозяина, он жестом показал, что хочет отпилить. На наше удивление хозяин вынес пилу и разрешил Саше отрезать несколько стволов, которые потом загрузили в салон автобуса. Впоследствии из этих обрезков на токарном станке в институтской мастерской были вырезаны изделия в виде пивных кружек на память о пребывании в Китае.

Как оказалось, водохранилище занимало огромную территорию. Шхуна, на которой мы плыли, была достаточно большая. По обоим берегам проплывали живописные пейзажи – большей частью это были возвышенности. Вода в хранилище чистая и спокойная, а ее темный цвет, который виден на фото говорил о глубине хранилища.


Здесь на фото за штурвалом шхуны стоит инженер института Сюли. На ее персоне остановлюсь подробнее.

Инженер Сюли.

За время моего пребывания в институте, я заметил, что одна сотрудница (как потом выяснилось, ее зовут Сюли) усиленно что-то изучает с помощью компьютера – скорее всего это был английский язык.

Так вот, однажды я был приглашен в ресторан и мне сказали, что меня приглашает Сюли. Я был удивлен, так как непосредственно с ней у меня не было общих работ. Поэтому, естественно поинтересовался о причине торжества. Мне объяснили, что причина торжества - это ее поступление в аспирантуру одного из шанхайских институтов. Мне, конечно, было приятно, что мне оказали такое внимание.

Впоследствии я узнал, что для того, чтобы Сюли смогла перейти в аспирантуру она должна была испросить разрешения у директора института господина Ухуася.  А тот, в свою очередь истребовал выплатить всю зарплату, полученную ею за период работы в институте. Естественно, что это было невыполнимое условие для начинающего инженера. Для меня это была дикость. Но все-таки такое разрешение было получено, и от радости Сюли решила отпраздновать это событие с друзьями.

"Китайский самовар".

Как оказалось ресторанчик, в котором должно было состояться торжество, оказался довольно таки маленьким. Интересно во всем этом то, что ресторан называли хо-го, что в переводе означает "Китайский Самовар" или более простым языком - китайская фондю. Сначала я был в недоумении, но позже мне объяснили, в чем тут дело. Оказывается это целая церемония, практически целый спектакль от кулинарии.

В Китае хо-го имеет историю свыше 1000 лет. Еще с древних времен приготовление пищи в китайском самоваре (хо-го) берет истоки с севера, а затем распространяется и на юг Китая. Именно холодная, промозглая с высокой влажностью погода северных территорий Китая могла быть причиной создания конструкции "китайского самовара". Котел с кипящим бульоном на обеденном столе позволяет принимать постоянно горячую пищу в плохо отапливаемых хижинах бедных крестьян. Уникальное решение помогало сохранять здоровье в таких тяжелых климатических условиях.

Сегодня же китайский самовар можно встретить во многих современных домах высокоразвитых городов.

Но вернемся в ресторан. На входе в зал, по всей его ширине, стоял стол, со всевозможными продуктами - от овощей до специй, мяса и рыбы. В зале стояло несколько столиков, в центральном отверстии которых были установлены котелки-тазики. Под тазиком (а фактически под столом) находилась газовая горелка. Сначала в тазик налили воду и зажгли газ, и жара в зале стала просто непереносимой. После чего все присутствующие взяли на продуктовом столе, кто чего хотел, и положили в кипящий уже котел. Как оказалось впоследствии, еда была настолько острой, что я практически ее не смог есть. Вообще у меня с этим в Китае была проблема, и я как мог, приспосабливался.

Когда я в 1998 году уже уезжал домой, а это были последние числа ноября, я заикнулся, что мне на днях исполняется 60 лет, и я ухожу на пенсию. Этот факт дошел до директора Ухуася, и он организовал прощальный банкет, на котором была вся команда института, с которой я работал. Самое запоминающееся – это был суп из жабьячих бедер. Отмечу, что это специально выращиваемые для этих целей жабы. Из всего того, что мне пришлось перепробовать за полгода пребывания в Китае, это наиболее вкусное блюдо.

И про последний мой приезд в Уху.

Что бы как то отблагодарить коллектив, который со мной работал, я решил по прибытии устроить фуршет. Для этого я тащил через весь континент несколько буханок украинского хлеба (хлеб для китайцев в диковинку), несколько палок дрогобычской колбасы, ну, и естественно – бутылку коньяка. Бутерброды с колбасой исчезли моментально, а коньяк остался почти нетронутым. Только водитель директора в конце попросил меня отдать ему оставшиеся полбутылки. В последний мой отъезд из Уху, я наблюдал дивную картину, а это был конец июля. Постепенно в городе начал прослушиваться какой-то не понятный мне шум в виде жужжания. Сначала я принял его за шум не известной мне техники. Но потом до меня дошло, что шум прослушивается во всем городе и становится все сильнее. Впоследствии мне объяснили, что это платановая муха-жук и даже показали ее. Это насекомое имеет в длину примерно сантиметра 3. Она сидит на стволе дерева и хоботом пьет его сок. А жужжание возникает от того, что она трет одно крыло об другое, примерно, так как это делает кузнечик.

В заключение этого блогпоста добавлю, что китайской таможне полностью наплевать – везешь ли ты с Китая золото или бриллианты – никто тебя не проверяет, шмонает только наша, родная.

Якщо ви помітили помилку у тексті, виділіть її мишкою та натисніть комбінацію клавіш Alt+A
Коментувати
Поділитись:

Коментарі

8

Залишати коментарі можуть лише авторизовані користувачі

Наші автори
Дмитро Ярош Командувач Української добровольчої армії
Віктор Лещинський Президент Національного експертно-будівельного альянсу України
Олег Романчук Публіцист
Володимир Ярославський Шеф і керуючий партнер ресторану "Lucky"
Ольга Айвазовська Голова громадянської мережі "Опора"