понедельник, 21 октября 2019 18:42

Внутри ядерного реактора: "Никогда в жизни я больше не видела такой смертельной сцены"
15

Россиянка Виктория Івлева стала первым журналистом, который побывал внутри 4 реактора ЧАЭС в 1990 году. Через полгода за фотографии, которые она там сделала, получила "Золотой глаз" на World Press Photo в категории "Наука и технологии". Эти снимки обошли весь мир.

"Попасть на ЧАЭС, тогда было просто. Ездили много журналистов, это не запрещалось. Я случайно у входа на станцию познакомилась с таким полуофициальным отрядом физиков. Они на свой страх и риск ходили к реактору. Скорее всего, сработала женское обаяние. Потому что большинство корреспондентов, которые хотели попасть в реактор, были мужчины. Даже не знаю, сколько там пробыла. Внутри время остановилось. Поразила тишина, никаких звуков в огромном помещении. И ощущение уродства, которое может оставить после себя человечество. Получила тогда 5 рентген", - рассказала Виктория Ивлева корреспонденту Gazeta.ua.

Перед тем, как зайти в реактор, все переодевались в пластиковую одежду.

"Это было упаковывание в нее, чтобы нигде не было никаких дырочек для проникновения радиоактивных частиц. Специальные бахилы, пластиковые перчатки, в которых было трудно снимать. Маска не давала нормально дышать", - вспомнила журналистка.

"На объект я прошла по чужому пропуску. Камеры и объективы спрятали в карманы ватников и штанов моих спутников. Лезли мы в этом неудобной одежде куда-то вверх. Многие ошибочно полагают, что реактор находится где-то под землей, на самом деле четвертый реактор ЧАЭС — это 35,5 метра над землей", - добавила Ивлева.

Слева: «фонивший» Никон. Оттирали мы его довольно долго. В качестве «оттирки» приходилось использовать чистый медицинский спирт, больше ничего не помогало. Справа: Игорь Михайлов и Виктория Ивлева после похода в Центральный реакторный зал четвертого реактора.
Фото: Виктория Ивлева
Турбина в машинном зале
"Дозиметрист Юрий Кобзарь на подступах к лестнице, ведущей в центральный реакторный зал. Многие думают, что Юра светится от радиации, это не так. Просто на нем поверх белого костюма надет еще и специальный пластиковый. Ощущение свечения идет из-за очень сильного света софитов, которые ребята установили сами, чтобы не работать в полной темноте."
Трубопроводы в машинном зале
Машинный зал четвертого блока. Световые лучи получились от дырок в саркофаге.

"Когда мы шли через комнату с пультами управления, машинный зал, мимо искореженных турбин, разбросанных повсюду труб, кусков металла разного цвета и форм, начало приходить ощущение полной ничтожности человека перед силами природы. Там стояла мертвая тишина, стрелы солнечных лучей из дыр в саркофаге и танцующая в этих стрелах мелкая пыль превращали этот апокалипсис на какую-то странную театральную красоту. Никогда в жизни я больше не видела такой красивой и такой смертельной сцены", - поделилась женщина.

"Еще более смертельная сцена была впереди — в центральном реакторном зале, там, где в результате взрыва стала на ребро крышка реактора, которую ребята называли "Елена". Мы смотрели на нее через разбитое стекло операторской. Я немного подвинулась вперед. "Лучше не лезь — там 2 тысячи рентген", - сказал мне дозиметрист Юра Кобзарь", - добавила она.

В Чернобыле Виктория Ивлева подружилась с физиком Константином Чечеровым, который изучал причину аварии. Доза, которую он получил за время работы в реакторе была 2,5 тысячи рентген. За 2 дня до смерти он сказал: "Настоящей катастрофой была не авария на 4 блоке, а ликвидация ее последствий".

"Это он с товарищами выползали на собственных пузах все помещения внутри реактора в поисках топлива, это он собирал ленты самописцев из приборов летом 1986-го", - сказала Ивлева.

"Они выяснили тогда главное — это был ядерный взрыв, в результате которого большая часть топлива, примерно 90 процентов, вылетела из реактора и развеялась над планетой, в основном в северном полушарии. И получалось, что все жертвы, все мобилизованные люди, все свинцовые фартуки и лопаты, все страдания, болезни, ужасы, страхи — все это было напрасно", - подчеркнула она.

Национальный архив безопасности США рассекретил некоторые документы по аварии на ЧАЭС. По мнению американских разведчиков, учитывая масштаб инцидента, большинство персонала должны были сразу эвакуировать. На самом деле, после взрыва персонал оставался на рабочих местах. "... состав спасательной команды должен меняться по мере того, как серьезность инцидента становилась более очевидной", - говорится в докладе. Также, кроме новых членов спасательной команды, на место должны были прибыть бригадиры из других подразделений, чтобы обеспечить правильные действия для избежания дальнейшей катастрофы.

Сейчас вы читаете новость «Внутри ядерного реактора: "Никогда в жизни я больше не видела такой смертельной сцены"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 47085
Голосование Поддерживаете введение биометрического контроля на границе с РФ?
  • Поддерживаю. Теперь нужно запретить украинцам ездить в Россию
  • Нет, ничего не даст кроме очередей на границе
  • Нужно вводить визовый режим
  • Лучше запретить россиянам въезд в Украину
  • Это ничего не даст. Преступники с РФ все равно будут находить способы попасть в Украину
  • Достаточно полностью прекратить транспортное сообщение с РФ
  • Сомнительное решение. Такой контроль еще больше провоцировать Россию. Возможно обострение на Востоке
Просмотреть
Погода