Ексклюзивы
пятница, 03 ноября 2017 16:32

"Если революция сейчас нужна - то в сознании людей" - Андрей Жупник
8

Автор: Сергей Старостенко
  Андрей Жупник, программист, герой евромайдан  Родился во Львове. Окончил Львовский политехнический институт по специальности "компьютеризированные системы автоматики и управления". Принимал участие в Оранжевой революции. В 2012 году был комендантом на Мовном майдане. В 2013-2014 году был сотником пятнадцатый, резервной, сотни Самообороны Майдана во время Революции достоинства. Занимается волонтерской деятельностью - учавствовал в создании движения "Свободные люди".
Андрей Жупник, программист, герой евромайдан Родился во Львове. Окончил Львовский политехнический институт по специальности "компьютеризированные системы автоматики и управления". Принимал участие в Оранжевой революции. В 2012 году был комендантом на Мовном майдане. В 2013-2014 году был сотником пятнадцатый, резервной, сотни Самообороны Майдана во время Революции достоинства. Занимается волонтерской деятельностью - учавствовал в создании движения "Свободные люди".
"Проблема украинского общества - что мы не ставим ставку на реализацию украинской национальной идеи. Даже во время Революции достоинства ее пытались выдать за провокацию, - считает программист и сотник Евромайдана Андрей Жупник. - Национальная идея - это тот труд, которым мы интересны миру и чем мы можем ему помочь. Сейчас народные депутаты заведомо ставят заниженную планку и предлагают копировать польскую модель, к примеру. Они не готовы к украинской национальной идее. Более того, некоторые говорят о ней как о провокации. Воспринимать изменения как провокацию - это рабское сознание человека, который боится выйти из зоны комфорта".

Андрей принимал участие в Оранжевой революции и Революции достоинства. Путь силы, говорит он, - не выход. Нужно менять сознание людей.

Некоторые прогнозирует еще третью революцию. Это максимализм или есть ли основания для таких прогнозов?

Вопрос в целесообразности. Еще одной революции, по моему мнению, не будет. Потому что и Оранжевая, и Революция достоинства строились на иллюзиях. Последняя окончательно сбросила все маски и открыла местами болезненную правду - не только насколько плоха наша власть, а главное - что само общество еще просто не готово к изменениям. У нас банально недостаточно менеджеров среднего звена, недостаточно разного рода специалистов, которые готовы проводить реформы.

Поэтому следующая революция не имеет смысла. О третьей революции говорят люди, которые еще не расстались с предыдущими иллюзиями.

Какие иллюзии развенчали наши революции?

До Оранжевой революции у нас была иллюзия: "главное, чтобы к власти пришли свои люди". Эта иллюзия для многих развеялась уже через два года после Оранжевой. Мы поняли, что так называемые свои люди, которые красиво говорят на телевидении - это ничего. Нужен профессионализм в различных отраслях.

Во время Революции достоинства вопрос профессионализма тоже не стоял. Мы обнаружили, что еще не осмыслили себя как нация. Мы не знали своей силы, способности. Эта революция, как какие-то спортивные соревнования, показала миру нашу способность - что на самом деле у нас есть много прогрессивных людей, которые имеют видение будущего. Хотя, как оказалось впоследствии, этот слой незначителен. Доминирующая масса и далее на словах говорит, что нуждается в изменениях, но на самом деле их не хочет - просто залипла в зоне комфорта. Эти люди за 26 лет - привыкли потреблять тот суррогат, который остался от Советского Союза, и все.

Если до Оранжевой революции казалось, что благосостояние принесут реформы, то сейчас, после Революции достоинства, я понял, что у нас это не сработает. У нас может быть позолоченная конституция, лучшие разработки, но нет носителей; нет общества, которое готово воплощать это в жизнь.

В наследство от Советского Союза мы получили застойное общество. Оно до сих пор не готово брать ответственность.

Разве революция не означала, что мы готовы брать ответственность?

Прослойка этих людей все же очень незначительна. Я обратил внимание: на Майдане стреляли, а отходишь 500 метров от Майдана и видишь людей, которые сидят в кафе и отдыхают, как будто ничего не происходит. Это люди выше среднего достатка, приезжающие в дорогих автомобилях. Понимаешь, что тебе с этими людьми не о чем говорить.

После Оранжевой революции вы долгое время работали с рок-музыкантами. Это была попытка что-то менять хотя бы в музыке?

Поставил себе цель создавать больше украинской музыки. Начинал с первой репетиционки и постепенно сделал в этом помещении по сути художественный центр. Там были выступления рок-музыкантов, вечеринки и презентации. Была цель не просто писать музыку, а создать определенную отрасль, доказать, что шоу-бизнес может быть прибыльным.

Я пришел из скаутской организации. А здесь я попадаю в среду деструктивную - эмо, панки, готы. Некоторые из них открыто выражали анархистские идеи - выступали против государства как такового и предлагали все уничтожить. Когда начал с ними общаться ближе, понял, что многие из этих внешне деструктивных людей - на редкость умные, начитанные и с широким кругозором. Признавались, что не видят себя в этом государстве: "Не помещаемся в эту систему. Тексты пишем с матерщиной, чтобы выразить протест".

Вторая революция стала следствием именно этих протестных настроений?

Даже выйдя на Майдан люди долгое время были разочарованы. Собирались, но ничего не делали. Первые так называемые провокации привели к тому, что эти люди хоть немного в себя поверили.

Что значит бросать коктейль Молотова под прицелом сотни камер или толкаться с "Беркутом", когда завтра тебе присылают десять видео - как это было, с твоим лицом, обведенные красным кружочком, и пламенный приветом от спецслужб? На это сначала решались единицы. Те, кто еще боялся, видели пример чужой победы.

Моя 15 сотня участвовала в остановке штурма "Беркута" на Институтской в ​​ночь с 10 на 11 декабря 2013 года. Все помнят кадры под мостом - "черная икра" "беркутовцев" и люди в помаранчевих касках. До этого мы примеров победы не видели, только кадры, как прежде непобедимые "беркутовцы" на Майдане бьют студентов. Я своих бойцов накачивал: "Не будьте мальчиками для битья. Когда дойдет до мордобоя - бейте в полную силу, от всего сердца".

Сначала под мостом стояли несколько народных депутатов и активистов, которых перед началом противостояния "Беркут" оттащил от центра событий. И только тогда "беркутовцы" уперлись в нас и начали растягивать баррикаду. Мои ребята поначалу не решались сопротивляться. Спрашивали меня: "Слушай, их можно трогать?". "Можно, - говорил. - Все можно".

 
Многие киевляне спрашивали: "Что с нами будет, если мы под прицелами камер будем оказывать сопротивление милиции? Против нас откроют статью и могут посадить?" Отвечал: "Если боитесь - лучше не ходите". Махали рукой: "Пофиг! Мы все равно пойдем".

А могло быть всякое. На баррикаде стояли только три ряда майдановцев. Даже на фото можно увидеть, что желтых касок было значительно меньше, чем "Беркута" и вэвэшников, которые шли сверху. Люди за баррикадой просто этого не видели. И я им не говорил. Здравый смысл и логика подсказывала, что надо было разойтись. Мне по рации тоже говорили: "Вы максимум можете постоять 15 минут, а затем отступить к стеле". Я сам принял решение, что мы не будем никуда отступать. Будем держать свой блок-пост. Будь что будет.

Надо было видеть этих людей в 9 утра после того, как выстояли ночь штурма - они радовались, как малые дети.

Я себя спрашивал: если бы я выполнил ту указание и отвел свою сотню к стеле, возможно, это бы послужило поражением. "Беркут" бы прорвался. Люди бы упали духом и начали бы покидать Майдан.

Но тогда наша готовность стоять до конца дала свой результат. Люди постепенно преодолевали свой страх.

Многие из ребят не имели балаклав. Стояли с открытыми лицами. Когда к ним стали приходить юристы и говорить, что их могут посадить, они только смеялись: "Слушай, нам уже пофиг". Состоялся перелом сознания.

Позже уже, когда с этими людьми надо было где-то стоять на Грушевского, чувствовалось плечо. Было доверие. Понимал, что они переступили черту страха.

В прошлой жизни, до Революции достоинства, я часто спрашивал себя: "Что я делаю? Почему? Для чего все эти успехи и неудачи?" Много раз возникал вопрос: куда я двигаюсь, нашел ли я свой путь в жизни? В те моменты на Майдане я подумал: вся жизнь до этого была просто закалкой ради тех 15 минут. Ты как-будто ничего не делаешь. Просто стоишь стенка на стенку перед беркутом. А на самом деле те 15 минут чуть ли не самые важные в твоей жизни. Потому что это выбор. Если ты не пошел - и другой не пошел бы. Не пошли двое - не пошли и десять. Не пошла сотня - не пошла и тысяча. И наоборот

В прошлой жизни, до Революции достоинства, я часто спрашивал себя: "Что я делаю? Почему? Для чего все эти успехи и неудачи? "Много раз возникал вопрос - куда я двигаюсь, нашел ли я свой путь в жизни? В те моменты на Майдане я подумал: вся жизнь до этого была просто закалкой ради тех 15 минут. Ты как-будто ничего не делаешь. Просто стоишь стенка на стенку перед беркутом. А на самом деле те 15 минут чуть ли не самые важные в твоей жизни. Потому что это выбор. Если ты не пошел - и другой не пошел бы. Не пошли двое - не пошли и десять. Не пошла сотня - не пошла и тысяча. И наоборот.

Когда в феврале стреляли уже в бесстрашных людей, вы тогда получили травму руки?

Наша сотня - резервная. 18 февраля допустили тактическую ошибку - разбили сотню на четыре отряда. Один пошел на Шелковичную, второй - на Липскую, третий ополчился у Мариинки, четвертый - на Грушевского. "Беркутовцы" и вэвэшники начали давить на нашу группу возле Мариинского парка. Задействовали перцовый газ. Но к тому, которым нас травили на Грушевского, мы привыкли и даже респираторов не надели - рукавом прикрывались. А этот слезоточивый газ мешал дышать. Должны были пригибаться, приседать.

Мы стояли в Мариинском парке напротив рядов вэвэшников. За вэвэшниками были палатки титушек. Они бежали к своим палаткам, из-за спин вэвэшников забрасывали гранаты в наш толпу.

То была не боевая граната. Самодельная. Помню пластиковый корпус и фитилек. Мы, самооборона Майдана, были за каких-то метров 10 от рядов ВВ - очень близко. Позади нас - толпа людей. Когда прилетела граната, единственный был вариант - взять ее и перебросить титушкам назад через головы вэвэшников.

Я, может, уже очень самонадеянным был. Потому что до этого на горячих точках светошумовые у меня развивались у ног очень часто. Уже воспринимались как петарды. Эта же взорвалась у меня в руке. Это были какие-то секундные ощущения. Но отнесся к этому спокойно, хладнокровно. Здоровой рукой пережал вену на поврежденной. Товарищ перебинтовал окровавленную руку и помог добраться до медицинского пункта. Там сказали ехать в 17-ю больницу, ее охраняли афганцы. Перед операцией ел сушеные яблоки из кармана. Хирург за это потом накричал на меня, ведь до операции ничего нельзя есть. Но я даже не завтракал.

Летом 2014-го в Австрии Андрею изготовили бионический протез руки. Гарантийный срок его вышел в июне этого года. Андрей говорит об этом неохотно:

Для меня травма - не проблема. Не в ней дело. Вопрос - что дальше, как помочь своей стране. Первоочередной вопрос должен быть - как делать реформы.

Как оцениваете нынешний "майдан реформ"?

Государство не должно бояться допускать ошибки - в избирательной реформе или медицинской. Гораздо важнее сейчас вопрос скорости. Приняли реформу, пошло хорошо, супер. Не пошло - быстро среагировали и приняли новую. Наше государство сейчас похоже на новостройку. Если строить дом слишком медленно, то стройматериалы и перекрытия в процессе начинают разваливаться.

Автор: Сергей Старостенко
 

С другой стороны, в обществе сейчас усилено недоверие, нет ощущения командной игры. А это делает его медленным и неконкурентоспособным.

Силовое противостояние под Верховной Радой подрывает остатки доверия?

На самом деле у нас в обществе царит культ силы. Это подтвердила и Оранжевая революция и Революция достоинства. Власть реагирует только на силовые методы воздействия. А культ силы будет всегда проигрывать в креативном мире.

Представьте себе 2025 год: Япония и Соединенные Штаты осваивают Марс и Юпитер, а украинская лента новостей показывает, что мы до сих пор не можем принять медицинскую реформу или избирательное право.

У нас в обществе царит культ силы. Это подтвердила и Оранжевая революция и Революция достоинства. Власть реагирует только на силовые методы воздействия. А культ силы будет всегда проигрывать в креативном мире.

Представьте себе 2025 год: Япония и Соединенные Штаты осваивают Марс и Юпитер, а украинская лента новостей показывает, что мы до сих пор не можем принять медицинскую реформу или избирательное право.

Когда революционные методы не дают эффекта, надо думать об эволюционных шагах: как постепенно страну вернуть от культа силы к командной работе. Сейчас нужна революция доверия

Если мы хотим быть передовой страной, надо искать механизмы, как понемногу избавляться от культа силы. Потому что культ силы - это следствие недоверия. Силу используют тогда, когда не доверяют.

Когда революционные методы не дают эффекта, надо думать об эволюционных шагах: как постепенно страну вернуть от культа силы к командной работе.

То есть, время революций в нашем обществе прошло?

Сейчас нужна революция доверия. Были хорошие ростки после Революции достоинства, когда начали говорить о децентрализации, делегировании полномочий в местные общины. Но этого не произошло. Появилась угроза, что будут отмывать деньги на местах. Значит, надо делать много попыток.

Но есть ощущение, что движение снизу идет. Начал развиваться малый бизнес.

Этого мало. В тайм-менеджменте существует понятие колеса жизни, которое включает в себя различные сегменты: здоровье, отношения, бизнес, духовное развитие - около десяти. Если человек хочет развиваться и быть счастливым, он должен эти сегменты развивать пропорционально. Если человек будет заниматься только зарабатыванием денег и махнет рукой на все остальные, без положительных впечатлений он потеряет мотивацию. Это модель как ведет себя конкретный человек. Ее можно перенести на государственную. Государство - это тоже живой организм.

Государство должно иметь вкус. Оно должно быть драйвовым. Когда наши спортсмены побеждают на международных соревнованиях, это придает вкус государству. В Соединенных Штатах Маск запускает частные космические корабли. У нас тоже должны появиться такие миллиардеры, которые не просто зарабатывают деньги, а вкладывают их в воплощение идей и интересных проектов. Тогда они будут работать не только сами на себя, а станут визитной карточкой Украины в любом сегменте - от экономики до культуры. Каждый сегмент очень важен. Сейчас я этого вкуса и драйва в государстве не чувствую.

Мы не ставим ставку на реализацию украинской национальной идеи. Народные депутаты заведомо ставят заниженную планку и предлагают копировать польскую модель, к примеру. Они не готовы к украинской национальной идее. Более того, некоторые говорят о ней как о провокации.

Провокация - это одна из разновидностей иллюзии. Если и нужна сейчас революция - это в мировоззрении людей. Воспринимать изменения как провокацию - это рабское сознание человека, который боится выйти из зоны комфорта.

Носителей украинской национальной идеи и теперь нередко считают провокаторами. Действующее большинство выбрало элиту, которая не предлагает радикальных быстрых изменений, не готова делать шаги. Наша элита до сих пор имеет постсоветский синдром - комплекс неполноценности. Эта элита наоборот пытается усыплять людей штампами: "Мы ничего не можем, нам ничего не удастся без международной поддержки и кредитов".

Что вы называете украинской национальной идеей?

В мире каждая нация выполняет определенную роль. Как каждый человек в обществе. Национальная идея - это тот труд, которым мы интересны миру и чем мы можем ему помочь.

Брать кредиты в МВФ - это абсурд. Если в Европу приезжает человек из Сахары, потому что не может заработать на жизнь у себя на родине, ибо там вокруг пустыня и жара, то понятно, почему он стал мигрантом. Когда же туда приезжает украинец, потому что не мог себе заработать на жизнь с такими благодатными ресурсами, которые есть у нас, как минимум это стыдно.

Наши политики все время "пускают слезу" и говорят, как все у нас плохо и стараются в наркотической зависимости от этой мысли держать все массы. Поэтому слоган "провокация" будет для них и дальше оружием.

Автор: Сергей Старостенко
 

В каких отраслях мы имеем наибольший потенциал, который может сделать нас интересными миру?

В начале независимости в пределах Украины было собрано 70 процентов потенциала тогдашнего Советского Союза. Тогда зарубежные аналитики предсказывали, что наша страна может попасть в пятерку сильнейших стран мира по потенциалу ресурсов и производства, которое в то время еще работало. Сейчас нас 40 миллионов, и у нас бездомные роются в помойках. В США 3 процента населения занимаются аграрным сектором. То есть, три человека кормят 97. Это при том, что у них далеко не такая почва, как в Украине. Наша земля может кормить не 40 миллионов человек, а 400 миллионов. Если модернизировать АПК в Украине, у нас 1 процент людей может кормить 99. Это убойные цифры, которые рвут шаблон. Прорыв технологий состоялся еще 20-30 лет назад. Поэтому, если наладить механизацию и сделать хорошую логистику, можно стать конкурентоспособными.

Государство должно иметь вкус. Оно должно быть драйвовым. Когда наши спортсмены побеждают на международных соревнованиях, это придает вкус государству. Сейчас я этого вкуса и драйва в государстве не чувствую.

Мы не ставим ставку на реализацию украинской национальной идеи. Более того, некоторые говорят о ней как о провокации. Воспринимать изменения как провокацию - это рабское сознание человека, который боится выйти из зоны комфорта

Когда я учился в Политехническом, мы собирали помидоры в Николаевской области. Наши аграрии по радио все время говорили: мы нуждаемся в поддержке государства, без поддержки нам никак. И при этом я смотрю: там были поселения корейцев, которые арендовали нашу землю, квадрат за квадратом полей, и прекрасно с ней справлялись без помощи государства.

После революции во Львове состоялся просто строительный бум. Наверное, в Киеве так же. До революции жилье стоило по тысяче долларов за метр квадратный. Сейчас строят дешевле - за 500 долларов, за 400. Почему тогда молодые люди не имеют, где жить? Включите все строительные мощности, настройте тех домов.

Мир уже изменился. Сейчас не иметь, что есть или во что одеться - абсурд. Работать человек должен не ради куска хлеба, а ради улучшения качества жизни. В первую очередь надо пресекать так называемое рабочее рабство. Человек часто идет работать за мизер, чтобы просто прокормиться.

При таких ресурсах, как у нас, и при состоявшемся технологическом прорыве, можно строить совершенно иную экономическую систему.

Если этим людям дать сверху даже позолоченную конституцию и новое позолоченное законодательство, оно сейчас все равно не будет работать. Это все равно, что дать ребенку взрослую игрушку.

Поэтому должен произойти процесс эволюции самого общества.

Как изменить сознание людей?

Даже если бы ко власти пришли кристально чистый президент и чиновники, они бы не помогли изгнать страх и уныние из народа. Люди начнут верить только тогда, когда начнут работать и сделают что-то своими руками.

Для развития государства сейчас очень нужны экономические общества, общественные инициативы, построенные снизу.

До войны в Западной Украине было много форм активности, кредитных союзов - граждане фактически делали государство снизу. В тех союзах занимали деньги даже поляки, потому что доверяли. Люди сами становились чиновниками в этих общественных союзах, оперировали очень большими суммами денег. Никто с этими деньгами не убегал на Кипр.

То есть, и ментальность нормальная, и люди с нормального теста. Есть определенные инструментарии, которые которые нужно запускать, чтобы те навыки, которые в людях скрытые, начали работать. Потому что политика ожидания очередного транша от МВФ делает из людей инвалидов.

Если среди своих друзей создать инновационное предприятие, которое разрабатывает или электромобили, или новые источники энергии, и выбрать менеджера, которому доверяют, - это дело будет развиваться. Если успешный менеджер сформировался на таком предприятии, ему можно будет уже идти выше, во власть. Нам во власти нужны менеджеры снизу, а не сверху.

Сейчас нам спускают менеджера сверху: "Толя, руководи нашей железной дорогой!". Кто он такой? Откуда взялся? Может ли к нему быть доверие? Откуда возьмется доверие к человеку, который не имеет послужного списка? Менеджеры в этой стране должны иметь позитивный путь за плечами.

Автор: Сергей Старостенко
 

В Украине такие люди появляются?

Их еще нет. Мы на самом деле залипли в зоне комфорта, которая называется капитализм.

В то же самое время мы сейчас стоим в такой поворотной точке. На волне всех технологических процессов, которые происходят в мире, мы должны занять там свою нишу.

Нам нужны новые комиссары Катани - альтруисты, которые могут брать ответственность на себя.

Молодые люди, которые употребляют наркоту и алкоголь, иногда, едва не сходят с ума, потому что в них потенциал уже новый. Они не помещаются в этот мир. Мне тоже хочется драйва и действовать быстрее. Новое поколение называют поколением дабл клик. Человек хочет два раза кликнуть мышкой и уже видеть какой-то результат. Он не хочет смотреть на мыльную оперу в Верховной Раде 5 лет

Молодые люди, которые употребляют наркоту и алкоголь, иногда, едва не сходят с ума, потому что в них потенциал уже новый. Они не помещаются в этот мир. Он им настолько банальный и тупой, что вызывает внутренний диссонанс. Мне тоже хочется драйва и действовать быстрее. Новое поколение называют поколением дабл клик. Человек хочет два раза кликнуть мышкой и уже видеть какой-то результат. Он не хочет смотреть на мыльную оперу в Верховной Раде 5 лет.

У программистов есть шутка: если к власти придет программист, он поменяет Кабинет министров на несколько лент кода. Речь идет об электронном управлении, о том, что государство может существовать без бюрократии и коррупции, без всех тех мыльных опер, которые в Раде годами тянутся. Банально много простых вещей, которые могут заменить компьютерные программы.

Первая страна, которая покажет, что с помощью электронного правительства оставила коррупцию в прошлом, бросит вызов всему миру. Кто первый это сделает, внедрит эти инновации - станет флагманом. За ним будут двигаться другие. Партии с их переизбранием раз в 5 лет - это смешно. Версия языка, на котором я программирую, каждые два месяца обновляется. Я вынужден постоянно учиться, иначе я останусь за бортом. У меня язык программирования меняется раз в два месяца, а я буду выбирать этих депутатов раз в 5 лет? Меня не устраивает такая скорость их работы. Предпринимателей тем более. У них большое количество конкурентов за рубежом. Они хотят перемен немедленно, а не за год или за пять.

Что делать с олигархами, у которых в руках все рычаги власти, деньги и суды?

Им нужна мотивация. Илон Маск по нашим меркам является олигархом. Но почему-то ему захотелось запускать космические корабли, заниматься экологией - делать черепицу, которая будет равнозначна солнечным батареям. Это все мотивация.

Наши олигархи такой мотивации не имеют, потому что живут в страхе инфляции. Человек, сколько бы не заработал, постоянно боится потерять заработанное. Собрал сегодня какую-то сумму и думает: "А сколько это будет, когда я выйду на пенсию через 25 лет? А может инфляция эти деньги съест". Этот страх постоянно подгоняет к накоплению - надо еще больше заработать, надо где-то больше отжать. Толкает людей на преступления. Олигархи же обществу даже нужны и могут помочь ему в трудные моменты. Вопрос в гарантиях.

Какая модель власти была бы идеальной?

В идеале это должна быть децентрализация - поделить территорию Украины на много микрообщин. По принципу бывших европейских городов-государств, которые чеканили собственную монету и полностью закрывали на себе экономические процессы. Это принцип танкера. Танкеры с нефтью когда-то делали сплошными. Пробоина произошла - вытекала вся нефть. Позже танкер начали делить на несколько сотен маленьких кают. Произошла пробоина - нефть вытекла только с одной каюты.

Если проблемы возникнут в одной общине - загонятся, дойдут до абсурда - тогда это будет проблема только той маленькой общины. Хорошо бы, если бы в одном государстве 400 общин могли бы делиться опытом. Это все равно, что открыть 400 научно-исследовательских социальных лабораторий и всем им поставить одинаковую задачу. Лучшие достижения их труда надо делить между всеми.

В идеале нужно поделить территорию Украины на много микрообщин. Это принцип танкера. Танкеры с нефтью когда-то делали сплошными. Пробоина произошла - вытекала вся нефть. Позже танкер начали делить на несколько сотен маленьких кают. Произошла пробоина - нефть вытекла только с одной каюты.

Если проблемы возникнут в одной общине - загонятся, дойдут до абсурда - тогда это будет проблема только той маленькой общины

Пока же не только общины, даже Киев не пригоден для жизни. Когда в городе проживают 5 миллионов человек и они между собой не знаются, срабатывает эффект мега-сообщества. Я могу нагадить в одном районе, приехать в другой и нагадить еще и там. Когда же есть компактная община, в которой друг друга знают, и какой-то Вася приедет завтра на дорогущей машине, все люди выйдут и спросят: откуда у тебя эта машина?".

Нынешнее состояние дел в экономике напоминает Водоканал. Если у вас протекает кран или вас заливают, вы можете писать длинные жалобы в Водоканал, а оттуда вам могут отвечать длинными листьями и ничего не делать. Потому что они монополист. Вы не сможете протянуть свою отдельную трубу. То же касается экономических систем государства.

Если же в пределах одного государства могут существовать несколько экономических систем независимо друг от друга, между ними будет конкуренция за человека.

Нужен будет новый общественный договор внутри этих общин - распределение обязанностей. Мне нравится идея шерифства, когда ставят своего человека, а не присылают каких-то типов из Киева, которым община не доверяет.

Коммуниста Петра Симоненко, например, выбрали избиратели от определенного округа. Хорошо бы его в пределах того округа и оставить. Этот райцентр - это максимум, на что ты можешь претендовать. Ты лидер общины. Вперед. Рукава закатал и показывай, что твои идеи лучше.

Появление новой элиты - это дело времени?

Ждать ее - игра с огнем. Посмотрите на Бразилию, на Латинскую Америку в целом. Они независимы уже много лет. У них хорошая климатическая зона, нефть, газ. Что там произошло: элита тогдашняя, которая руководила страной, как и наша сейчас, своих детей вывозила в Соединенные Штаты, ресурсы так же перебросила в оффшорные зоны и брала очередные кредиты.

Нам не нужно расслабляться и думать, что вырастет новая элита и все станет хорошо. Это очередная иллюзия. Люди, которые могли бы стать здесь элитой, выезжающих за рубеж. У меня много друзей программистов уехали. Их мотивация не просто заработать больше. Они хотят себя реализовать.

С такими тенденциями элита у нас может и не появиться.

Нужны люди креативщики и в плане духовном, и в плане художественном, и в плане экономики, злоровья, спорта. В каждом из своих направлений надо начинать с нуля.

Появился ли после революции вкус в культуре?

Когда мы сейчас апеллируем ко временам казачества или более древним, это эксплуатация замечательных старых брендов, которые создали наши предки. На время их создания они были ультрасовременными. Но сейчас это не современно. Надо создавать новое и актуальное.

В компьютерной игре есть уровень 1 и уровень 2. Много молодежи сейчас уже перешло на второй уровень. Их знания, интересы, таланты значительно выше того состояния, в котором сейчас находится государство. Зато человек с двумя высшими образованиями работает консультантом в супермаркете и рассказывает, какой из 20 чаев купить. Есть масса других людей, которым планка нынешнего общества низковата.

В искусстве есть куда расти - в абсолютно новое образование, в мир идей. В нашем понимании такого общества еще не существует. Можно называть, что это движение от гражданского общества к гармоничному обществу. Мы еще даже не создали гражданского.

Мир меняется. Он становится открытым. Когда пишут программу с открытым кодом - пользуйтесь бесплатно - это изменение сознания.

Автор: Сергей Старостенко
 

Хотя сейчас ситуация в мире далеко не мирная.

Пока государства зарабатывают на экономическом перекосе. Есть десяток экономически развитых стран, и есть все остальные. В странах третьего уровня постоянно третий уровень. В странах первого уровня постоянно первый уровень. Это доведет до абсурда - рано или поздно произойдет социальный взрыв, когда миграция станет уже просто невозможной.

Сейчас планета Земля - ​​это организм, который состоит из клеток, народов, пожирающих друг друга. Если же живая клеточка не будет антагонистом к другим, а научится симбиозу, это может сменить весь мир.

Хочется этого достичь хотя бы на примере нашего общества.

Сейчас вы читаете новость «"Если революция сейчас нужна - то в сознании людей" - Андрей Жупник». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

3

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 9654
Голосование Почему нельзя распускать Верховною Раду?
  • Это противоречит Конституции
  • Пусть снимут неприкосновенность, примут законы об импичменте, об уголовной ответственности за незаконное обогащение и новый Избирательный кодекс и могут идти
  • В нынешних условиях на досрочных выборах в ВР не пройдут новые партии
  • Мне не интересна их работа. Их обещания на хлеб не намажешь
  • Я не против роспуска. Власть в стране нужно перезагрузить полностью
  • Я против любых инициатив президента
Просмотреть