Ексклюзивы
Блог
Интервью
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
вторник, 09 сентября 2008 15:33

Дмитрий Донцов делил нацию на рыцарей и свинопасов

Автор: фото: Укринформ
Дмитрий Донцов с поэтессой Еленой Телигой, конец 1930-х
Дмитрий Донцов с поэтессой Еленой Телигой, конец 1930-х

Дмитрий Донцов умел говорить быстро, темпераментно и убедительно. В 1918 году был такой случай. Гетман Павел Скоропадский пригласил на обед немецких генералов. За столом произносил речь украинский министр иностранных дел. Председатель гетманского телеграфного агентства Донцов между тем пил вино на другом конце стола и министра не слушал. Но вдруг его попросили перевести сказанное для немцев. Донцов, без паузы, блестяще сымпровизировал речь, которую надлежало бы говорить министру в таких случаях.

Он родился в Мелитополе на юге Украины. Сам называл этот край "нашей Америкой" — учитывая смешенье народов и культур. Род их якобы происходил от казацкого полковника Федора Донца, первого колонизатора Слобожанщины. Предки по материнской линии — итальянцы. Признавался: "украинца из меня сделали Гоголь, Шевченко, Кулиш и Стороженко" — их произведения были в отцовой библиотеке. Донцов в 12 лет осиротел. Учится в реальной школе в Мелитополе. В 1900 году переезжаетв Петербург, где оканчивает юридический факультет университета. Рано связывается с социал-демократами. За это дважды — в 1905-ом и 1907-ом — заключенный в Лукьяновской тюрьме в Киеве. В 1909 году эмигрирует в Галичину. Донцов, с его темпераментом, был пламенным социалистом. И так же темпераментно порывает с социалистами. Для них вопрос нации был второстепенным, потому что они исповедовали интернационализм.

В 1913 году Донцов выступает на студенческом съезде во Львове с докладом "Современное положение нации и наши задания". Он тогда произвел впечатление на многих, в частности и на студента Евгения Коновальца, будущего основателя Организации украинских националистов. Тогда же обратил на себя внимание политических противников. Российский кадет Милюков говорил в Государственной думе: "Бойтесь его!".

Из эмиграции Дмитрий Донцов возвращается в 1918-ом. Гетман Скоропадский, который правил Украиной с апреля по декабрь того года, был аристократом. А следовательно, отвечал политическим идеалам Донцова, который разделял нацию на "рыцарей и свинопасов". Первые должны руководить, вторые — служить. В этом он резко расходился с предводителями Центральной Рады, которые считали, что все должны быть равны, — мол, хватит с нас господ, чужих и своих. А Донцов рассуждал: не будет собственных господ — будут господствовать чужие.

Считал российскую имперскую культуру за ничто. Это могло казаться странным или даже диким. Но это был лишь ответ врагам украинства. С 1908 года действовал "Киевский клуб русских националистов". Его задание — "борьба с украинофильством". Украинскую литературу они называли никому не нужной писаниной "разных Лесь и Олесев". И вообще, считали украинскую культуру еврейской выдумкой, придуманной, чтобы расколоть "единый русский народ". С этим можно было бороться разве что теми же методами.

Донцов был непримирим и к "своим". Грушевского, Ефремова, Винниченко и других лидеров Украинской Народной Республики считал политическими евнухами, по чьей вине погибла Украина. Те отвечали ему тем же. Винниченко обзывал Донцова "ослом нашей революции", а Ефремов — "ученым Хлестаковым, грустным выродком нашего выкрученного времени".

Лидеров Украинской Народной Республики считал политическими евнухами

С первой половины 1920-х он ни в какие партии не входит и практической политикой не занимается. Эту работу выполняют его ученики и последователи — прежде всего молодые ОУНовцы-экстремалы. Поколение украинской молодежи 1920–30-х годов со стыдом и болью переживало трагический финал УНР, разорванность родины между несколькими более сильными государствами. Новое поколение украинцев стремилось к реваншу. Но каким путем? Здесь и понадобился Донцов — он точно знал, какой должна быть Украина, чтобы не потеряться в тогдашнем мире.

По Донцову, наивысшая ценность — нация. Ее должен возглавить и повести Богом данный вождь. Для того времени эта идея не была ни странной, ни неэффективной. Ведь в целой Европе парламентаризм себя не оправдал. А вот диктатура действовала результативно: Ленин и Сталин в СССР, Муссолини в Италии, впоследствии Гитлер в Германии и Франко в Испании. Так же харизматичные вожди стояли во главе в Польше — Пилсудский, в Финляндии — Маннергейм, в Венгрии — Хорти. Поэтому, Донцову нетрудно было соблазнить целое поколение — мол, а чем мы хуже?

Независимость — вообще сильная черта его характера. Именно поэтому впоследствии немцы считали нежелательным присутствие Донцова на оккупированных украинских землях. Хоть, казалось бы, он был идейно близок их режиму. Настолько близок, что Ефремов в свое время писал: "Как быку красное — так ему слова "гуманизм, демократия". Понятно, что и большевики его не считали своим — хоть определенные методы Донцов позаимствовал именно у них. Например — демагогию. С его демагогией, как и с большевистской, было невозможно дискутировать. Потому что она была высокоэрудированная. Он густо сыпал цитатами (попробуй, проверь!), ловко рисовал чучело врага и так же легко побеждал его.

Оратор он был блестящий. Таких обычно любят женщины. Самый знаменитый его роман — с поэтессой Еленой Телигой, которая была моложе его на 23 года. Поговаривали, что Телига посвятила ему стихотворение "Подорожній", которое теперь входит в школьные хрестоматии.

Они познакомились во Львове в 1933 году. Отношения длились тайно до 1941-го. Тогда Телига переехала в оккупированный немцами Киев и погибла от рук гестапо. Донцов помнил Елену долго, в 1953 году написал о ней книгу.

У него была жена — Мария Бачинская-Донцова (1891–1978), родом из Галичины. Она была общественной деятельницей, поэтессой, журналисткой. Оставалась верной ему, хоть позже, за океаном, они расстались. Детей не имели.

Донцов умер на 90-ом году жизни в Монреале в Канаде, где преподавал украинскую литературу в университете.


Героями для Донцова были и Ленин, и Муссолини

 

Был ли Дмитрий Донцов фашистом, дискуссия длится с начала 1920-х. Его размышления о самоценности и самодостаточности нации, о культе силы и агрессивной наступательности, о том, что следует опираться на героические традиции "долиберальных эпох", — древнеримские, арийские — действительно созвучны с идеями европейского фашизма. Да и сам Донцов не скрывал, что ему они близки. Впрочем, совсем их не копировал. Скажем, ему импонировал итальянский диктатор Муссолини, тоже бывший социалист. Но программная книжка Донцова "Национализм" появилась в 1926-ом — на три года раньше, чем Муссолини оформил свои идеи в письменном виде. Образцовые герои Дмитрия Донцова — князь Святослав, пророк Магомет, испанские конкистадоры, диктатор Муссолини и даже Ленин. Люди жестокие и фанатичные, но успешные, и это — главное. Так думала до Второй мировой вся Европа.

Симпатиками фашизма с его лозунгом "Родина превыше всего!" в Европе до войны были выдающиеся деятели культуры, писатели: румын Элиаде, итальянец Пиранделло, француз Селин, американец Паунд, немец Гайдегер, норвежец Гамсун. После того, как фашизм дискредитировал себя во Второй мировой, о довоенных симпатиях к нему стало стыдно вспоминать.

1883, 10 сентября — Дмитрий Донцов родился в городе Мелитополе Катеринославской губернии, в настоящее время Запорожская область
1902–1907 — учится в Петербургском университете
1908 — эмигрирует в Галичину, учится в Венском (1909–1911) и Львовском (1911–1914) университетах
1918 — председатель Украинского телеграфного агентства в Киеве при гетманате Павла Скоропадского
1923–39 — главный редактор "литературно-научного вестника" во Львове
1939 — эмигрирует в Германию, впоследствии в Чехию и Францию, с 1947 года — в Канаду
1973, 30 марта — умер. Похоронен в Монреале
Главные произведения Донцова: "Модерное москвофильство" (1913), "Национализм" (1926), "Дурман социализма" (1936), "Где искать наших исторические традиции" (1938), "Дух нашей древности (1944)

Сейчас вы читаете новость «Дмитрий Донцов делил нацию на рыцарей и свинопасов». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Новини партнерів
работа для стилиста в Харькове погода Партенит