Ексклюзивы
пятница, 02 марта 2018 06:00

"Бандера имел большое политическое чутье"

— Преступление Степана Бандеры против польского государства в действительности было только одно. И о нем те, кто сейчас в Польше охотно говорит про бандеризм, обычно забывают, — говорит 88-летний Ян Ольшевский, премьер польского правительства в 1991–1992 годах, в интервью изданию "Супер Экспресс", обнародованном 26 февраля.

— Это организованоное в 1934 году покушение на польского министра внутренних дел полковника Бронислава Перацкого. Суд приговорил виноватых, в частности и Бандеру, к смертному наказанию. Но ни один приговор не был исполнен. И это невзирая на то, что министр Перацкий был одним из ближайших соратников Юзефа Пилсудского (первый глава возрожденного польского государства. — ГПУ). И это имело очень хорошие последствия. Потому что Бандера сыграл потом необычайно важную роль в истории борьбы украинцев за независимость.

Президент Польши 45-летний Анджей Дуда 6 января подписал закон о запрещении пропаганды "идеологии украинских националистов". Полное название — закон о "Институте национальной памяти". Он внедряет штраф и тюремное заключение сроком до трех лет за отрицание преступлений украинских националистов. На украинцев смогут открывать уголовные дела даже за сказанное ими в Украине, а не в Польше. Возможны преследования за научные исследования, которые будут доказывать, что польско-украинский конфликт в годы Второй мировой войны не был геноцидом поляков.

— Бандера для поляков является малосимпатичной фигурой — его высказывания о Польше были очень неблагосклонны, — говорит Ян Ольшевский. — Но этот человек не имел ничего общего с волынским преступлением (обоюдные этнические чистки украинского и польского населения Украинской повстанческой армией и польской Армией Краевой при участии польских батальонов под немецким командованием и советских партизанов в 1943 году на Волыни. — ГПУ).

Эта акция состоялась тогда, когда Бандеру уже посадили в тюрьму немцы. Если бы он мог тогда принимать решение, то до преступления на Волыни, вероятнее всего, не дошло бы. Бандера имел большое политическое чутье и понимал, что после поражения немцев под Сталинградом результат войны уже известен. И акт геноцида относительно польского населения мог служить только одной стороне — советской. И однозначно очень вредил как польскому, так и украинскому делу. Лишь та третья сторона могла этому радоваться. Бандера бы это понял.

— Высказывание Яна Ольшевского — слова прежнего влиятельного политика. Среди теперешних руководителей Польши не найдется кого-то, кто мог бы откровенно говорить своему народу иногда тяжелую правду о польско-украинских отношениях, — говорит директор Украинского института национальной памяти 40-летний Владимир Вятрович.

Сейчас вы читаете новость «"Бандера имел большое политическое чутье"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода