Папа, это я?

Наир Алиев

Долго думал, больше суток. Но решил поделиться. Я вчера плакал. Так, как плачут взрослые мужчины, когда узнают о гибели людей и детей.

Так, как плачут родители, потерявшие или даже на секунду представившие, что потеряли своих детей.

И сейчас плачу, когда пишу.

Быть и отцом и журналистом вдвойне сложно. Пытаться хладнокровно узнавать новости, брать комментарии и одновременно переживать, возмущаться — как стал возможен этот страшный пожар в Баку, ведь все знали, насколько опасна облицовка из полиуретана, что она огнеопасна. И в итоге как минимум 15 погибших, десятки пострадавших.И дети. Погибли дети…

Поверьте, я держался вчера долго, помогала профессиональная злость в хорошем смысле.

Потом моя двухлетняя дочка прибежала ко мне, попросила поцеловать ее перед сном. И у меня на экране компьютера была фотография. Фотография девочки, которая погибла при этом страшном пожаре. С такими же кучеряшками, как у моей девочки.

Как обычно дочка забралась ко мне на колени и вдруг посмотрела на экран монитора, на эту девочку. И неожиданно спросила: "Папа, это я?". И я стал плакать…

Якщо ви помітили помилку у тексті, виділіть її мишкою та натисніть комбінацію клавіш Alt+A
Коментувати
Поділитись:

Коментарі

Залишати коментарі можуть лише авторизовані користувачі

Наші автори
Антон Мороз Фахівець із соціальної роботи ГО "Форпост"
Іраклій Джанашия Експерт з питань національної безпеки та оборони України в UIF
Наталія Лелюх Лікар акушер-гінеколог
Остап Яриш Журналіст української служби "Голосу Америки"
Наталя Д'ячкова Директор юридичної компанії "Скарга"
Погода