Наталія Крестовська
історик, правознавець. Професор Національного університету "Одеська юридична академія".
10.08.2014
5876
3

СДЕЛКА ВМЕСТО ПРАВОСУДИЯ

Вышедший на волю одесский сепаратист Антон Давидченко предсказуемо скрылся за границу. Так как Давидченко заключил с прокурором соглашение о признании вины, назначенное ему Шевченковским судом города Киева наказание было необременительным: пять лет лишения свободы условно, с испытательным сроком на три года. Из-под стражи Давидченко был освобожден сразу после оглашения приговора 22 июля. Честно говоря, удивительно, что он еще так надолго задержался в Украине. То ли рассчитывал, что вот-вот танки гениалиссимуса Гиркина войдут в Киев, вообще избавив его от наказания, то ли обсуждал с оставшимися (пока!) на воле подельниками дальнейшие козни против ненавистного ему Украинского государства, то ли попросту не мог достать билетов на нужный рейс в нужную страну.

Опять-таки предсказуемо пламенный, но от того не менее косноязычный новоросс заявил: "Готовлюсь презентовать новое движение и от своей позиции не отказался, с которой выходил к людям". Иначе говоря, буду продолжать совершать преступления, за которые уже огреб один приговор. Да и само бегство за границу является основанием для направления Давидченко отбывать назначенное судом наказание в места лишения свободы, поскольку он не исполнил возложенные на него приговором обязанности сообщать уголовно-исполнительной инспекции об изменении места жительства и периодически являться туда для регистрации.

И это не первый случай снисходительного отношения суда к сепаратистам. Напомню, что ранее под домашний арест был отпущен зачинщик захвата Луганской ОГА Арсен Клинчаев, а самопровозглашенному "народному губернатору" Луганска Александру Харитонову было назначено в точности такое же наказание, как и Давидченко. Излишне говорить, что Харитонов тоже за границей, и тоже продолжает свое черное дело.

У меня создалось впечатление, что формируется устойчивая судебная практика непривлечения сепаратистов к реальной уголовной ответственности. Условное наказание их нисколечки не пугает, а для страны, в которой идет кровавая, необъявленная и потому особо подлая, война, снисходительность к такого рода преступникам отзывается смертями и ранениями воинов-патриотов, гибелью и страданиями мирных граждан, ставших заложниками безумных федералистко-сепаратистских затей.

Невольно возникает вопрос: в чем причина столь трепетного отношения к сепаратистам – несовершенство законодательства или же банальное, нередко финансово или политически мотивированное кривосудие, столь хорошо знакомое едва ли не каждому гражданину Украины? Оговорюсь, что, не имея ровным счетом никаких данных для ответа на вторую часть вопроса, ограничусь проблемами законодательства.

Итак, Давидченко обвинялся в преступлении, предусмотренном статьей 110 Уголовного кодекса Украины "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины". Максимальная санкция вменяемой ему части 2 статьи 110 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок в десять лет. Но Давидченко получил, как я указывала, пять лет. Такой срок был, по сути, запрограммирован еще до суда: при большем сроке невозможно было бы условное наказание, и теряла бы смысл предложенная Давидченко сделка с прокурором о признании вины.

И вот тут, как представляется, следует признать, что законодатель хотел как лучше, а получилось… ну, вы сами знаете. Дело в том, что уголовно-процессуальный закон дозволяет применять сделку о признании вины по любому преступлению. Последствием сделки является смягчение наказания или же, как в случае с нашими сепаратистами, условное наказание. Между тем во Франции, например, сделки о признании вины возможны только в делах о нетяжких преступлениях, в Индии – по делам о нетяжких и средней тяжести преступлениях.

И еще один момент. В странах с более высокой, чем у нас правовой культурой, лица, заключившие сделку с правосудием, как правило, исполняют возложенные на них обязанности. В нашем случае на такую сознательность никак нельзя рассчитывать. Условное наказание сепаратисты восприняли всего лишь как проявление слабости государственной власти. Бегство за границу Давидченко и Харитонова было легко предугадать, как и продолжение ими преступной деятельности.

Думаю, что учитывая сей горький опыт, в уголовно-процессуальное законодательство нужно внести соответствующие изменения, а именно – запретить заключение сделок о признании вины в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, коим, несомненно, является государственная измена или посягательство на конституционный строй государства.

И уж, конечно, в дальнейшем нужно сломать складывающуюся практику грозить пальчиком сепаратистам. Найдите, господа судьи, менее печальные для общества и более действенные средства воздействия на опасных преступников, посягающих на целостность и независимость Украинского государства.
А то и правда: сделка заменит собою правосудие.

Якщо ви помітили помилку у тексті, виділіть її мишкою та натисніть комбінацію клавіш Alt+A
Коментувати
Поділитись:

Коментарі

3

Залишати коментарі можуть лише авторизовані користувачі

Наші автори
Юлія Дукач Аналітикиня проєкту з дезінфомоніторингу Texty.org.ua
Дмитро Ярош Командувач Української добровольчої армії
Віктор Лещинський Президент Національного експертно-будівельного альянсу України
Олег Романчук Публіцист
Володимир Ярославський Шеф і керуючий партнер ресторану "Lucky"