Ексклюзивы
Блог
Интервью
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
четверг, 10 января 2008 19:13

Родословную составят за тысячу гривен

Автор: фото: Юлия МИХНО
Работник Полтавского архива Владимир Коротенко показывает перепись населения в ”Ревизских сказках городка Опошни”  1835 года. В нем изложена самая полная информация о жителях Опишни Зиньковского района
Работник Полтавского архива Владимир Коротенко показывает перепись населения в ”Ревизских сказках городка Опошни” 1835 года. В нем изложена самая полная информация о жителях Опишни Зиньковского района

"Наш труд оплачивается от выполненного объема работы. Если найдем две-три записи о родственниках, это будет стоить сто гривен. Если сотню — до тысячи и больше потянет", — рассказывает заместитель начальника отдела информации и использования документов Государственного архива Полтавской области Владимир Коротенко, 48 лет.

По его словам, чаще всего в архив приходят пенсионеры. Именно они в основном хотят узнать, откуда родом.

— Думают, что-то смогут узнать за 10–15 гривен, — говорит мужчина. — Когда говорим им цену, молча уходят.

Чтобы получить ответ на запрос о родственниках, нужно прийти в архив с документом, удостоверяющим личность. Нужно знать, где жили родственники.

Запросы на исследование родословных в архиве выполняют последние 15 лет. Коротенко занимается изучением генеалогии почти столько же. Составил более 10 генеалогических деревьев — схем, на которых показаны семейные связи человека, начиная со старейшего установленного представителя. Из своего рода мужчина нашел 115 человек.

Работники архива генеалогические деревья не рисуют.

— Мы выдаем архивные справки, а схему заявитель чертит сам, — объясняет Коротенко. — Я лишь могу объяснить, как это делается. Или дать компьютерную программу, которая эти деревья будет рисовать. У меня есть даже такая, которая рисует настоящие, — с ветвями. А есть программы для схематических изображений родословной.

Генеалогические исследования используют в гражданском праве, чтобы определить наследников, установить факты отцовства, разыскать родных. А также в медицине, биологии и других науках.

Например, 20-летний работник "ОТР-банка" в Полтаве Максим Дашевский начал составлять свою родословную в 14 лет. Заказывал в архиве документы и сам искал с помощью них прародителей. За семь лет обнаружил почти 300 предков до восьмого колена.

— Оказалось, что мой двоюродный прадед поп Гапон в 1905 году был организатором "Кровавого воскресенья" в Петербурге, — рассказывает Дашевский. — Узнать об этом мне помог Коротенко.

— Людям, которые хотят составить генеалогическое дерево, часто приходится отказывать, — замечает Владимир Коротенко. — Потому что нет документов. К сожалению, в Полтавском архиве мало что сохранилось. Даже несмотря на то, что все документы из райцентров перевезли к нам.

В 1941-ом эвакуировали немного бумаг, преимущественно документы органов власти советского периода. В 1943-ом, когда немцы отступали, большинство документации сгорело.

— Если вы из Пирятинского или Гребенковского района, вам крупно повезло, — улыбается Владимир Васильевич. — Об этих районах все сохранилось где-то по середину XVIII века. По Гадяцкому, Лохвицкому — по середину XIX века. Если вы из Новосанжарского или Кобеляцкого районов — скажу "извиняйте". Документов практически нет.

Информацию архивисты ищут вручную. Везет, если материалы записаны разборчивым почерком и не растеклись чернила.

— Чтобы из всех книг перепечатать фамилии, нужно посадить за компьютер сто человек на сто лет, — отмечает Коротенко. — Никаких баз данных по фамилиям у нас нет.

Максим Дашевский за семь лет обнаружил почти 300 предков до восьмого колена

Родословные исследуют по метрическим книгам о рождении, браках и смерти, а также по семейным спискам прихожан церквей с указанным возрастом каждого члена семьи.

— Самые лучшие документы — "Ревизские сказки", — достает большую книгу с толстыми зелено ваты ми страницами. — Это перепись населения, которая проводилась каждые 20–30 лет. В реестре есть весь состав семьи.

Один из самых ценных документов Полтавского архива — "Ревизская сказка городка Опошни" 1835 года. Кроме обязательных данных, в ней писали, каким ремеслом занимался человек, имел ли дом, огород, указывали достаток.

Владимир Коротенко показывает длинный прямоугольный лист бумаги со схематически изображенной генеалогией дворянского рода Стеблиных-Каменских. Эту семью он исследовал семь лет.

В 2005 году вместе с коллегами из Петербурга он издал книгу "Стеблины-Каменские". Один из соавторов — Иван Стеблин-Каменский — потомок этого рода и товарищ Владимира Васильевича.

Вверху на листе обведено в прямоугольную рамку имя Иван, который жил в ХVII в. Это самый давний предок, которого удалось установить. Больше о нем никаких данных не нашли. Две стрелки указывают на детей Ивана. От них — к внукам. И так к современным потомкам. Всего на схеме 105 имен.

— Большинство из этого рода стали известными, — говорит Коротенко. — Кто-то был революционером, другой — ученым-филологом или настоятелем церкви.

Мужчина исследовал генеалогию рода заведующего естественно исторического музея Полтавского губернского земства Михаила Олеховского, основателя и первого директора Полтавского музыкального училища, дирижера и общественного деятеля Дмитрия Ахшарумова, поэта из Кременчуга Бориса Полушина (литературный псевдоним — Борис Чичибабин. — " ГПУ"). Большинство родословных Владимир Васильевич изучал по собственной инициативе.

— Сейчас работаю над генеалогическим деревом Андрея Ухабова-Богославского из России, пращуры которого жили в Великих Сорочинцах на Миргородщине. Нашел его предков до 1742 года, — хвалится Коротенко.

Сейчас вы читаете новость «Родословную составят за тысячу гривен». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Новини партнерів
application manager погода в Комсомольском