Ексклюзивы
Блог
Интервью
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
среда, 23 августа 2006 19:43

Вишневецкий не простил Хмельницкому уничтоженных Лубнов

Князь Ярема Вышневецкий умер в 39 лет, от чего — неизвестно
Князь Ярема Вышневецкий умер в 39 лет, от чего — неизвестно

355 лет назад умер князь Ярема

На славянских языках — "князь", а на остальных европейских — "принц". В первой половине XVII века Ярема Вышневецкий был настоящим принцем Левобережной Украины. Отец Михаил отдал ему в наследство целую страну — "Вышневеччину" или "Лубненское государство" — значительную половину современной Полтавщины и большую часть Черниговщины.

В разные времена армия Вышневецких насчитывала от четырех до шести тысяч человек. С таким войском можно было не только отбиваться от соседей, но и влиять на принятие политических решений в тогдашней Речи Посполитой.

Двоюродный дед Яремы — Байда Вишневецкий — учредил Запорожскую Сеч на Хортице, был одним из родителей "казацкой нации". А отец построил Густинский и Ладанский монастыри, его воспели как "верного сына и столба православной церкви". Мать Раина была из монаршего рода Могил — хозяев Молдовы, родной сестрой просветителя Украины митрополита Петра Могилы. Ярема начинал учиться в Италии, окончил в Голландии. Когда вернулся в родные Лубны, стал меценатом. Известно шесть книг с авторскими посвящениями ему.

Женился Ярема так же, как и его отец, по политическому расчету. Род его жены Гризельды — Замойски — входил в пятерку самых знатных в Речи Посполитой.

Байда Вишневецкий учредил Запорожскую Сеч

Ярема был прекрасным хозяйственником. Укреплял в городках Вышневеччины — Лубнах, Прилуках, Лохвице, Хороле, Ромнах, Пирятине, Ичне, Варве, Срибном — цеховой уклад. Население "княжества" при его правлении выросло более чем в десять раз. К. Бочкарев в "Очерках Лубенской старины", изданных еще в 1900 году, писал: "Хозяйственная ретивость князя, такая необычная в среде разгульного польского панства тех времен, его личное, непосредственное участие в упорядочении края свидетельствуют, что намерения юноши-магната преследовали не личный интерес, а благо народа и культуры края".

В 1640 году в Лубнах было 2646 дворов и 40 мельниц. Пограничные городки освобождались от налогов на двадцать лет, чтобы строить оборонные сооружения. Другие имели несколько лет "слобод", потому платили в год фиксированные пять таляров со двора (тогда за бычка платили от 9 до 17 таляров) и два червонца (немного меньше одного таляра) с мельницы. Но — только после того, как становились на ноги.

Когда покупаешь себе дом — покупаешь и соседей. Эта народная мудрость годами выходила Яреме боком.

В Лубнах в 1640 году было 2646 дворов и 40 мельниц

Ему "повезло" иметь невероятного своей жестокой ретивостью соседа — магната Самийло Лаща. В начале 1640-х годов они вели "войну домов" с использованием конницы и артиллерии. Оба настолько надоели королю и сейму, что тот поставил Лаща вне благородного права — поддал баниции — в общем 236 раз! Ярему также "банитовали". Но за этим стояла еще и явная ненависть короля Сигизмунда III к Вишневецким — защитникам православия. Мать Яремы завещала часть средств на Лубненский Мгарский монастырь и предвестила "проклятие на того, кто нарушит монастырскую жизнь", ограничит православие на ее землях.

Сын не прислушивался к матери. Жизнь вынудила его перейти к римо-католикам. Она же подталкивала его к созданию отдельного княжеского удела на землях "заимки", на переднем крае ордынской опасности. Ярема хотел построить маленькую Европу на левом берегу Днепра, под боком у Московщины. Кое-кто говорит, что, если бы на историческую арену не вышел Богдан Хмельницкий, то именно Ярема Вишневецкий мог претендовать на статус князя возрожденной Руси. Однако для своих "заднепровских овец" он все равно оставался чужим — культурно, религиозно, социально. А в высокие деревья чаще попадает молния.

Весной 1648 года Хмельницкий выступил из Крыма. Однако Ярема не придал значение началу войны, поехал по делам в Житомир. Там его и застала весть о гибели Лубнов. 15 тысяч голи ворвались в "земное небо", как ретиво, но достаточно объективно называли столицу Вишневеччины. От мещанства остались единицы. Отряд Богданового вожака Лисенко-Вовчура не обращал внимания ни на национальность, ни на происхождение. Яремин — значит, в ров. Те рвы откопали под лубненским валом лет через двести после событий. Все страшное из писем и хроник оказалось правдой. В первый год Хмельниччины повстанцы уничтожили также православные Мгарский и Густинский монастыри. Уничтожали свои же, православные. Брали все, что плохо лежало.

Дальше Ярема только мстил. Нашел "убийцу Лубнов" Лисенко-Вовчура — посадил на кол. А кульминацией его мести стало Берестечко.

Сын Яремы был импотентом, потому не имел детей

Мы не знаем, от чего он умер. Внезапная инфекция, сердце не выдержало, наследственная традиция смерти от яда убийцы? Скорее всего. Он был непримирим. И Богдан это понимал.

Ежегодно в день его смерти к каплице святого Креста — крипты Олесницких в Новой Слупии в Польше — съезжаются фанаты. Ярема лежит там под стеклом в гробу — со страшной улыбкой и почти нетленным телом.

Кто кого превзошел в жестокости — оборотень Ярема или отец Богдан — не подсчитает ни одна статистика. В страшном XVII веке люди еще ничего не знали о своих правах.

Сын Яремы, польский король Михаил-Корибут, умер во Львове 10 ноября 1673 года. Был импотентом, поэтому детей не имел. На нем род Вишневецких и закончился.

1612 (точные дата и населенные пункты неизвестны) — родился Ярема Вышневецкий
1619 — осиротел. Ярему взял на воспитание дядя, Константин Вышневецкий
1631 — возвращается из Европы домой и вступает во владение "Вышневеччиной" или "Лубенским государством"
1633–1634 — принимает участие в Смоленской войне под руководством Александра Пясецкого, в частности в битве под Путивлем
1636 — конфликт с Самийло Лащем за Домонтовские земли. Сейм не разрешает брак короля Владислава IV Вази с сестрой Яремы, Анной
1637–1638 — под руководством Николая Потоцкого принимает участие в подавлении казацких восстаний Павла Бута (Павлюка) и Дмитрия Гуни
1639 — брак с Гризельдой Замойской
1640–1646 — принимает участие в походах против татар; с гетманом Станиславом Конецпольским разбивает крымские войска Тугай-Бея при Охматове
1641 — после смерти дяди Константина становится старшим в роде и наследует остальные владения. Судебный конфликт за наследство с Александром Людвиком Радзивиллом
1646 — назначен воеводой
руським; отбирает Гадяч у сына гетмана Конецпольского, Александра. Совместно из Янушем Тишкевичем отбирает Каневское староство у Самийла Лаща
1648, июнь — гибель населения Лубнов во время восстания Лысенко-Вовчура
1649
— возглавляет оборону крепости в Збараже
1651, 30 июня — 9 июля — принимает участие в битве под Берестечком
1651, 20 августа — умирает в лагере под Павлочью, причина смерти — неизвестна

Сейчас вы читаете новость «Вишневецкий не простил Хмельницкому уничтоженных Лубнов». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Новини партнерів
днепропетровск водитель со своим грузовым авто погода в Мурманске