Ексклюзивы
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
Блог
Интервью
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
воскресенье, 15 апреля 2013 00:00

Для кожи и глаз необходим коллаген

Автор: фото с сайта www.telegraph.co.uk

- Полгода тому назад стали выпадать волосы, - рассказывает киевлянка Елена Шматенко, 27 лет. - Периодически сижу на диетах. Пытаюсь не есть мяса, рыбы, молока. Волосы у меня тонкие. Перепробовала все народные методы, настойку красного перца, репейное масло.

Еще заметила, что кожа стала дряблая. Цвет зеленоватый, под глазами морщины. Моя парикмахерша сказала, что это мало коллагена в организме. Начала пить витамины с ним. Через месяц кожа стала выглядеть лучше.

- Коллаген - это белок, который нужен для нормального состояния кожи, ногтей и волос, - говорит диетолог Борис Скачко, 49 лет. - Когда его мало, кожа теряет "товарный" вид. Коллаген вырабатывается в печенке, а у женщин она вдвое слабее, чем у мужчин. Поэтому стареют раньше. Этот процесс у девушек начинается с полового дозревания.

У мужчин кожа заметно стареет с 60 лет. Если женщина всю жизнь пользуется косметикой, питается одинаково с мужчиной, ведет тот же образ жизни, все равно будет выглядеть хуже.

- Реклама говорит, что кремы с коллагеном чуть ли не чудеса делают. Но он через кожу не может всосаться. Вещество попадает в организм с едой животного происхождения. Поэтому у вегетарианцев обычно кожа хуже.

Из-за нехватки коллагена волосы тускнеют, расслаиваются ногти. Кости становятся хрупкие, рвутся сухожилия от нагрузок, начинают стираться суставы. Стенки сосудов теряют эластичность, потому ухудшается кровообращение. Также устают глаза. Коллаген необходим для прочности сетчатки.

- В овощах, сколько бы его не искали, не найдем. В злаках и грибах тоже нет. В молоке белок другой. Зато коллагена больше всего в студне и борще на костном бульоне. Их можно есть для омолаживания. Только начинают хрустеть суставы, ем студень. Это бывает раз в месяц. Надо проварить в нем морковь и разные корни, чтобы вобрали вредные вещества. Тогда выбрасываю и ем навар в чистом виде. Еще советую ежедневно употреблять утром кусок сала величиной с пол спичечной коробки. Это хорошо также для работы печенки.

Целлюлит возникает от сахара

Для омолаживания можно есть продукты, стимулирующие производство коллагена, рассказывает столичный дерматолог-косметолог Анастасия Опанасенко, 46 лет.

- В первую очередь нужен витамин С. Он есть в лимонах, смородине, клюкве. Очень полезна морская капуста. Для хорошей кожи стоит добавлять в еду оливковое и льняное масла, жирную рыбу, печенку.

Сахар, мед, конфеты разрушают коллаген в крови. Из-за этого у любителей сладкого возникает целлюлит.

Сейчас вы читаете новость «Для кожи и глаз необходим коллаген». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Новини партнерів
работа графическим дизайнером погода львів