Ексклюзивы
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
Блог
Интервью
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
60 студентов из зоны антитеррористической операции учатся во "Львовской политехнике" — Правильно говори "г", мягко. Слушай: "гроші", "взагалі", - говорит на улице студентка университета "Львовская политехника" 19-летняя Алина однокурснице Ирине. Та перевелась из Донецкой национальной академии строительства и архитектуры во Львов. Девушки в 16.00 возвращаются с пар домой. Вместе снимают квартиру на ул. Сахарова недалеко от центра города. Показывают дорогу к студенческим общежитиям на ул. Лукаша, которая поворачивает за углом и ведет вверх. Здесь в одном из корпусов поселились студенты, которые переехали из зоны АТО. Таких есть 60. После лекций 19-летняя Анастасия Шпорта из Мариуполя Донецкой области оставляет в комнате рюкзак. Кровати здесь двухэтажные. Девушка открывает мини-холодиьник. Идет на кухню с лотком яиц и кастрюлей. - Сюда приехали с мамой, отчимом и младшей сестрой, - рассказывает Анастасия. Она учится на втором курсе в Институте архитектуры "Львовской политехники". - На государственное отделение не прошла по конкурсу. Было 130 мест на 230 человек. Заплатила больше 4 тысяч гривен за полгода обучения. Имеем сбережения, но они быстро расходятся. Бросает яйца в кипящую воду. -  Дома мы жили в трехкомнатной квартире. Теперь во Львове за нее и однокимнатки не купишь. Мама работала бухгалтером в филиале частной фирмы. Его закрывают, работников увольняют. Мама активно ищет работу, но пока результаты не очень. Надо еще и сестру поднимать. Ей в следующем году поступать. Анастасия выключает газ. - Приехала составлять контракт. Неправильно поняла в деканате, приперлась на четыре дня раньше. Домой не хотела возвращаться. Комендант общежития спрашивает: что случилось? Рассказала ему о своей проблеме. Тот только рукой махнул: оставайся. Это время жила бесплатно. Теперь за месяц плачу 180 гривен. У Анастасии звонит мобильный. Вытягивает его из кармана джинсов. -  Да, мама, вечером зайду, - выключает. – Каждый день хожу к маме есть. Она поставит тарелку на стол, и бежит в комнату новости слушать. В Мариуполе бабушка с дедушкой остались. С друзьями трудно стало общаться, потому что политика теперь - первая тема. Многие из них поддерживают Россию. Родственники между собой перессорились. Моя тетя уехала из Мариуполя, потому что возле ее дома летали снаряды. Работодателю написала два заявления - одно на отпуск за свой счет до 1 сентября. Второе - заявление на увольнение, если бы вдруг не вернулась. Поехала с мужем в Киев, там ищут работу. Мариупольцы знают, как выглядит Санкт-Петербург и Москва. Говорят, что Мариуполь таким станет. Мама иногда приходила с работы, ее просто трясло. Удивлялась: как можно быть такими тупыми. У нас большинство людей работают на заводах. Молодежь первые пять лет еще что-то хочет. После 10-15 лет тяжелого труда превращаются в серую массу. Идет кто-то по улице, выплюнул жвачку и пошел дальше. Никогда не слышала, чтобы в магазине кто-то сказал: "Спасибо за покупку". На кухню со сковородкой в руках заглядывает второкурсник 20-летний Денис Остапенко из Луганска. Анастасия снимает с плиты приготовленное блюдо, идет в комнату. Приглашает присоединиться к обеду. Остаемся с Денисом на кухне. -  Когда я оттуда ехал, по городу валялись трупы, - парень опирается на подоконник. - Но там нельзя было идентифицировать, кто это - человеческий фарш. Был нестерпимый смрад. Гробы с террористами и мирными жителями стояли во дворе областной больницы - около 80. Иногда их хоронили за домом престарелых, но уже и там нет места. Туда не вернусь. Центр Луганска обтянули колючей проволокой, поставили охрану на входе. Посреди города сделали виселицу для бандеровцев - это было жутко. Похищали людей, похищали машины. Начали захватывать банки, грабить инкассаторов - так наполняли бюджет "ЛНР". Луганск - 40-й день без света и воды. Но люди как-то выживают, в некоторых магазинах есть продукты. Цены очень завышены, на бензин - 60 гривен за литр. Луганск или останется депрессивным регионом, как Приднестровье, или же отойдет к России. Я учусь на госзаказе, еще стипендию не получал. Имею определенные сбережения, но надо будет подзарабатывать. Как перевестись во Львов, еще в феврале интересовался. По коридору идет 22-летний Евгений Семаш. Он перевелся на пятый курс из Таврического национального университета в Симферополе. Учится в Институте экономики и менеджмента "Львовской политехники". - Что там у тебя? - здоровается с ним за руку Денис. -  Пока отложил. Говорят, что меня не могут принять, и все. Почему меня в Крыму взяли без проблем? Хотя я здесь плачу вдвое больше. Это я параллельно получаю второе образование заочно, - объясняет Евгений. - В Крыму учился стационарно на факультете менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Заочно - на факультете государственной службы. Заочное обучение хотел продолжить во Львовской национальной межрегиональной академии. Здесь говорят, что в Крыму были нарушены нормы поступления. Как будто меня не могли взять на последипломку без диплома о высшем образовании и годового стажа. В политех без проблем взяли на государственную форму, потому что в Крыму я тоже так учился. При себе имел только зачетную книжку. Стипендия осталась. Здесь - как рыба в воде. Принципиально говорю по-украински. В Крыму 99,9 процента преподавателей это воспринимали адекватно. Два раза мне делали замечание. Одной преподавательнице процитировал 10-ую статью Конституции "Государственным языком в Украине является украинский язык", и все изменялось. Другая говорила, что говорить по-украински - неэтично. В дверях появляется комендант. Просит помочь девушкам на первом этаже перенести мебель. -  Один из моих товарищей, по национальности - россиянин, перевелся в Киевский торгово-экономический университет. Говорил: "Я хорошо знаю Россию, потому больше туда не хочу", - спускается по лестнице Евгений. - У местных крымчан крыша поехала по полной. Все, что плохое сделано, - от Украины. Все хорошее - от России. Трудности объясняют так: просто сейчас переходный период. Согласны жить хуже, чтобы был "русский мир". Говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? 15 и 16 сентября в Национальный университет "Львовская политехника" дополнительно прибыли 15 студентов из Донбасса. Они посещают лекции как свободные слушатели. - Им внеочередно предоставляем места в общежитии. Хотя сейчас на одно место приходится два студента, - говорит заместитель директора студгородка "Львовской политехники" Игорь Якубовский, 45 лет. - Некоторые родители студентов из Западной Украины возмущаются, почему так. У нас впервые такой наплыв студентов-восточников. И не только из Донбасса. Также есть из Днепропетровска, Херсона, Николаева, Одессы. В предыдущие годы оттуда приезжали двое-трое студентов. Одна мать с востока долго удивлялась, почему в наших общежитиях не стоят пластиковые окна. Я промолчал. А большинство говорят: мы к вам едем, потому что у вас - Европа. Думаю: как же тогда живете вы? Раньше студенты из Донбасса могли себе позволить в общежитии пить, курить наркотики. Но в этом году сюда приехали лишь сознательные ребята и девушки.
2 Просмотров: 924
воскресенье, 30 октября 2011 12:00

Голий король

Є в науці принцип, що називається "бритвою Оккама". Він має різні формулювання. Тут подам одне: якщо існує декілька рівноцінних пояснень одного явища, то слід вибирати найпростіше й найкоротше.

Як і все в науці, це правило не є аж таке просте й очевидне. З усіх його формулювань те, яке найчастіше повторюється, не є найпростішим - а найпростіше не є найкоротшим. І є окремі ділянки пізнання, де його не радять використовувати - скажімо, при доказі існування Бога.

Це я веду до того, що попри позірну простоту й ефективність, цей принцип рідко хто використовує на самому початку дослідів. Кожен має набити собі певне число ґуль чи синців, пройти через сумніви й розчарування, щоб дістатися до простого висновку.

Так і з режимом Януковича. Вірніше, з його оцінкою. Мені хочеться знати, що сидить у головах його радників, і яка логіка прийняття їхніх рішень. Заради цього маю свої джерела з його оточення, і вони час до часу розповідають, що там насправді робиться.

Їхні оповіді досі розбігалися з бритвою Оккама. Мене переконували, що з Януковичем не все так просто, як може здатися. Що він, насправді, "обучаемый" - досить згадати, як швидко він вивчив українську мову. Що коло нього є розумні експерти - скажімо, Акімова чи Єрмолаєв. І що, попри неминучі помилки й непопулярні заходи, він справді пробує провести системні реформи.

Ще ніколи в Україні за часів незалежності не було такого слабкого режиму

Слухаючи це, я пропускав повз вуха сигнали, які мали переконати мене у цілковито іншому. Скажімо, торік одна німецька фундація хотіла організувати семінар з українськими експертами Януковича. Виявилося, що таких в оточенні президента майже немає. І хто вони - ніхто толком не може сказати.

Подібне було і з європейською інтеграцією. Мене переконували, що Янукович твердо хоче завести Україну в Європу. Бо там лежать головні капітали й інтереси його найближчого оточення, й до того штовхає політика Кремля.

Зрештою, переконували не мене одного. Досить було бути у травні цього року у Варшаві під час зустрічі президентів Центральної Європи з Обамою, щоб бачити, як поляки старалися творити образ Януковича як респектабельного президента. Ані на телебаченні, ані в пресі не з'явилося жодної згадки про його минуле. Мене переконували, що ця мовчанка є свідченням політичної мудрості поляків.

Моментом істини став суд над Юлією Тимошенко. Мої джерела запевняли, що вирок буде умовний: Янукович же не ідіот, аби не розуміти, що ув'язнення свого головного супротивника поставить хрест на європейській інтеграції України! Знаю, що польський і західні уряди чітко йому це пояснили. І що в певний момент ці уряди від мови переконань перейшли до мови ультиматуму.

Усе було очевидно й просто. А Юлю Тимошенко все одно засудили.

Щоб зрозуміти брак логіки в оточенні Януковича, абстрагуймося на момент від оцінки їхніх намірів. Натомість спробуймо відповісти на просте питання: якщо ти хочеш в Європу, і знаєш, що суд над Тимошенко пов'язаний з тим, пустять тебе туди чи не пустять - то чому не провести цей суд не до, а після підписання договору з Європою? Це ж елементарна логіка, доступна навіть учню-трієчнику з молодших класів. Чому радники Януковича не витягують навіть на цей рівень?

Ми схильні вірити тому, що нам говорять. Як люди виховані, намагаємося не думати погано про інших людей - а щонайменше їх не недооцінювати.

Але все це - наша культура, наше виховання, наш досвід - іде врозріз із бритвою Оккама. Насправді, висновки мали бути дуже прості. Янукович не змінився - він такий, як був 2004 року. Розумних експертів коло нього нема. А якщо й є, то він їх не слухає. Йому йдеться не про те, щоб Україну реформувати й інтегрувати, а щоб перерозподілити національні багатства на свою користь і свого оточення. І що роблячи це, він тягне в безодню не лише себе, але й усіх нас із вами.

Безжальна бритва Оккама веде до дальших висновків. Про те, що король насправді голий. І що ніколи в Україні за часів незалежності не було такого слабкого режиму. Він ще може красуватися своєю силою, судити й ув'язнювати, збільшувати видатки на внутрішні війська тощо. Але вже чиясь невидима рука вивела на стіні "Мене, текел, фарес" - "Пораховано, зважено, поділено".

Сейчас вы читаете новость «Голий король». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

33

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Новини партнерів
Голосов: 418
Голосование
Как ФИФА и УЕФА накажут Россию за крымские клубы?
  • 1) отстранят от еврокубков
  • 2) отберут Кубок мира-2018
  • 3) оштрафуют
  • 4) никак
Просмотреть
вакансия менеджера по продаже сантехники в Донецке погода в чернівцях на тиждень